Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Активист-91

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2149
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

b2ap3_thumbnail_00050871_20150821-082353_1.jpg

В разгар перестройки в редакции районной газеты "Путь к коммунизму" появился новый молодой корреспондент Н. Активный. Кстати, в любом редакционном коллективе, активно работает лишь 20% сотрудников, остальные трудятся как бог на душу положит. 

Н. к лодырям не относился. Правда, его активность была другого рода – в лице  Н. зарождался провинциальный политический интриган нового тысячелетия, поставщик "черного пиара". Он ходил по райцентру и собирал сплетни, имеющие отношение к местной политической и общественной жизни, обожал смаковать скандалы.

С началом перестройки Н. вступил во множество вновь созданных партий. Но этих партий ему показалось мало, и он создал свою партию, в которую вступило аж десять человек. Всем членам своей партии Н. выдал распечатанные на ксероксе «партийные билеты» с его подписью.
Н. был пухлого сложения, чуть полноватый, среднего роста, с хитрым, и в тоже время полудебильным взглядом бегающих серых глазок, спрятанных в глубине глазниц. На лоб свешивался сальный скошенный чубчик. Тяжеловесное крупное лицо было жирным от каждодневной мясной еды.
Рукопожатиями Н. обменивался неохотно. Он словно бы чувствовал влажность своей ладони – почти мокрой, слегка липкой, мягкой, как тесто, отдающее могильным запахом.
Смеялся он всегда смехом старинного русского чиновника, извлеченного из чуланов честолюбия холопской службы времен Акакия Акакиевича. Такой же подловатый смех, плюс хихикающий оттенок ненависти.
В годы перестройки Н. написал статью, сделавшую его имя известным на некоторое время в областных кругах - "Фермеры в белых рубашках". Его тотчас зачислили в ряды демократов, над которыми он сам же и посмеивался. "Фермерами" в ту пору числились чиновники разного уровня, заключившие договора с председателями колхозов, согласно которым часть колхозной прибыли шла в карман этих "фермеров", ни разу не видевших свои земельные наделы. Именно в перестроечные годы был нанесен первый коррупционный удар по обнищанию благополучных колхозов.
Н., надо отдать ему должное, был смелым человеком, и оттого имел множество врагов. Всех своих идейных противников Н. обещал со временем  повесить на фонарных столбах.
Но был у него грех – Н. любил иногда уйти в запой на недельку-другую. Напившись пьяным, становился невменяем, и на этой почве у него было множество приключений.
Однажды в областном центре, обмыв встречу с однопартийцами, Н. отведал на вокзале резиновых милицейских палок, только входивших тогда в моду. Милиционерам не понравилось, что пьяный Н. обзывал их "красно-коричневыми"
Главное, по его мнению, "замутить болото", а какие дрожжи забурлят - демократические, патриотические, экономические - ему было все равно. Он умел играть на зависти и гордости, старался затронуть болевые точки обывателей.
Короткий пионерский чубчик со скошенным рэкетирским срезом придавал "многопартийцу" страшное, и в то же время забавное выражение. Он называл свой чубчик не "пионерским", не «фюрерским", а "скаутским". Натуральный вождь, грозящий несогласным расправой!
В политике Н. разбирался скрупулезно и профессионально, как футбольный фанат в таблице того или иного чемпионата. Интернета в то время не было, поэтому Н. тщательно просматривал центральные и местные газеты. Любил посмаковать ошибки руководства.
Идеалом свободной прессы для Н. была столичная молодежная газета, опубликовавшая в начале перестройки схему самогонного аппарата. Вот она, вершина свободомыслия!
И радостный взгляд с плавающим жирком в глазах.
Расчет Н. на «многопартийность» был прост: если та или иная партия придет к власти, то она и его не забудет, отблагодарит "непыльной" должностью.
Сам же Н. старался не участвовать в митингах местных демократов, когда те ходили по площади Ленина с рупором, и что-то призывно кричали в него. В такие моменты Н. стоял в кучке местных стариков и старух, показывал на демократов пальцем: вот, мол, дураки! Хотя до этого сам подзуживал немногочисленных активистов провести митинг и расклеить по стенам листовки. В те, еще советские времена, желая завоевать доверие стариков, демократы требовали завозить молоко в магазин в нужном количестве, и не продавать в одни руки более трех литров молочной продукции. Тогда это было еще настоящее молоко от настоящих коров! И банки были стеклянные, а не пластиковые.
Летело над площадью микрофонное эхо. Редкие зрители провожали шествие полудюжины демократов усмешками, словно видели перед собой скоморохов-потешников. Старики слушали, держа в руках пустые бидончики, и ничего не понимали.
Тогда, в 91-м году, доносились призывы разоблачать бывших партократов. Девушка-демократка раздавала листки с номером телефона и адресом, по которому можно звонить и писать анонимные письма,сообщать данные об имуществе "жирующих" в то время партократах.
Пройдет года два-три, и те же самые «демократы» будут ходить по кабинетам оставшихся во власти партократов и униженно выпрашивать хоть какую должностишку для прокорма…
Н. мечтал вместо районной газеты издавать желтую толстушку под  названием "Наша Клюква".
"Интеллигенции крышка! Книги для детей больше выходить не будут, воспитанию школьников и прочему патриотизму конец!.." -- выкрикивал Н.
Он в те годы часто спрашивал у знакомых и полузнакомых людей: 
- А что ты делал 19 августа 1991 года?
Те от Н. убегали, стараясь не смотреть в его страшные глаза.
Однако вскоре случилась беда – во время очередного запоя Н. употребил, по слухам, паленую водку и умер.

СТАРИКИ НА СЕЛЬСКОМ СХОДЕ, 90-е годы, фото автора.

Комментарии

No post has been created yet.