Год литературы проскользнул серой мышкой, зато, словно бы по мановению волшебной палочки, начался Год кино! Недаром в свое время В.Ленин назвал кино главным из искусств – так оно и есть на самом деле. Владимир Ильич умел заглянуть в далекое будущее, т.е. в наше настоящее!

Мы живем в век изображения. Реклама, любительские ролики, репортажи и, наконец, всеми любимое традиционное кино.

Почти каждый современный фильм детально насыщен. Иногда хочется рассматривать именно детали: интерьер комнаты, автомобили, пишущие машинки и т.д.. Кино окончательно заменило книгу, которую нужно сначала прочесть, затем «переварить» ее содержание.

Если лет 50 назад жизнь воспринималась в темпе лирического фокстрота, то сейчас она видится в ритме видеоряда. Реальное изображение мгновенно становится историей, даже если оно не запечатлено каким-либо носителем. Полвека назад на улицах райцентра лежали «яблоки» конского навоза, а теперь мчатся одна другой иномарки.

Занявшись когда-то литературой, я лет двадцать не смотрел художественные фильмы, считая кинопродукцию искусством второго ряда. Сейчас мое мнение изменилось, запоем смотрю фильмы, в основном французские, производства 70-90-х годов. Поздние фильмы тяготеют к американскому стилю, теряя шарм и традиционный психологизм.

Основной прием кино – «неожиданность», нужная авторам фильма. «Так не может быть… -- думает зритель. – Почему Он и Она неожиданно встретились? Это нарочно подстроено, «рояль в кустах»!

Подобные «рояли» встречается по ходу любого фильма! Закон жанра. Увлекательная кинолента – это умелое чередование «роялей в кустах», выстроенных в логичную (или алогичную) цепочку, ведущую к задуманному финалу.

Логика кино требует развития сюжета: «неожиданные» встречи, параллельный монтаж, намек на загадку, попытка раскрыть тайну и т.д. Кино навязывает темпы жизни: многочисленные статьи в Инете приходится просматривать быстро, «покадрово». Иначе отстанешь.

Но когда с «роялями» все-таки перебор, зритель устает от «совпадений», становятся видимыми подпорки, на которых держится сюжет, а также условные «тросики», к которым привязаны летающие волшебники. Изменение характера персонажа, неожиданный выход из создавшейся трагической (или комической) ситуации – итог фильма.

Зритель должен поверить в «кино», или хотя бы согласиться в него «поверить». В условном «договоре» между авторами и зрителем заключается успех, т.е. совпадение ожиданий финала. Кино как жизнь, оно вдруг начинается, но рано или поздно заканчивается… Гаснет экран, уходит движение, становятся черными краски…

Интернет – Великий Кинозал. Это не сельский клуб, переделанный из старой церкви, куда я бегал мальчишкой на «Тимура и его команду», зажав в кулаке медный пятачок.

В Инете кино можно попробовать «на зуб», прокрутить туда-сюда, заранее увидеть актеров. Для начала можно посмотреть концовку фильма, и тогда решить – смотреть данный фильм или перейти к следующей подборке? Я обычно ставлю движок плеера в середину фильма, чтобы иметь о нем представление.

Кино сделалось единственным распространенным и уважаемым в массах жанром искусства. Оно стало более живым, доступным как воздух: всегда и в любых количествах.