Масштабные похороны Кастро не превратились в похороны социализма. Его больше нет, но товарищи не хотят об этом знать - социализм-зомби глядит грозно из телевизора, всей фантомной памятью. Покойся с миром, слепок противоречий, памятник революции, диктатор-знак, знак диктатора. Ты жил мимо оттенков времён, твой небесный социализм ждёт тебя. Пошлейшим штампом звучит плач об ушедшей эпохе. Не возвращайся никогда, эпоха. Диктатура - застывшая музыка революции.

Прижизненный памятник. Памятники уходят, не найдя и на небе вожделенный Город Солнца, Остров Свободы. Свобода растёт сквозь застывшую музыку. Товарищи Брежнев, Андропов, Кириленко, другие официальные лица социализма всех времён и народов приветствуют товарища Кастро на небесном заседании. Звучит реквием из нот кубинского романтизма, иллюзий, крови, застенков, нищеты, ликвидации людей, спортивных побед, витальных горячих бёдер, на контрапункте безмолвия пляжей. Бог надрезает сигару и исчезает. Остаётся прикуренный дьяволом дым. Товарищи Кастро, Брежнев, Андропов, Кириленко, Мао, Пол Пот и другие призрачно-официальные лица считают его социализмом.