Здравствуйте, дорогие друзья, на пространстве сайта «Новый мир» продолжает продвигаться в проблематическое будущее не слишком популярный у народных масс, но гордый и стойкий проектик «Джазовый лексион 2.0». Нынче выпуск № 12, мы попали на литеру «Л» и программа будет посвящена современному нам, можно даже сказать, молодому и о-очень талантливому композитору и исполнителю, саксофонисту, которого зовут, скорее всего, Стив Лиман. Почему скорее всего… Ну, он Steve Lehman, и я тут проводил даже в американской русскоязычной части всезнающего Фейсбука опрос на тему – как это имя следует произносить. По результатам – вот так наиболее вероятно. Стив Лиман. С ударением на «и».

Лиман и вообще явился мне из Фейсбука. Я готовил лекцию – и мне нужен был укладывающийся в формат – не длиннее пяти минут – джазовый шедевр из нынешнего десятилетия. И вот опять-таки я обратился к массовому сознанию, и получил один-единственный ответ – октет Стива Лимана, 2014 год, пьеса Segregated and Seqential. Перевести это в точности я затрудняюсь, что-то умное – приблизительно «Обособленное и последовательное». Оказалось – как раз то, что надо.

Никаких легенд о Стиве Лимане, как и ярких про него историй, я не знаю, да и вряд ли они существуют. Это прежде хорошо было в джазе жить быстро и умереть молодым, понаделав кучу всего годам к тридцати пяти. Теперь же никто особо молодым умирать не желает и в цене долгое и как можно более плодотворное существование. Для этого нужны не только порыв, но и мускулы, и выносливость. У Стива Лимана все это, несомненно, в наличии. Ему тридцать восемь. Сам себя он называет в первую очередь не джазовым саксофонистом, а композитором и автором экспериментальной музыки. В той вещи, которая только что играла, действительно, композиторское начало налицо – это музыка того типа, где сочинение безусловно превалирует над импровизацией и ритмической свободой, свингом. Он играл со многими известными современными джазовыми авангардистами – с Энтони Брэкстоном, Виджей Айером, Джейсоном Мораном. И поддерживает несколько собственных составов, из которых наиболее устойчив октет, состав из восьми человек, который мы слышали. Сейчас будет Лиман как раз с Виджей Айером, одним из лучших сегодня авангардных пианистов. Это они в 2014 году выдают роскошный образец современного авангарда, ориентированного на свободную импровизацию – но уже в несколько ином ключе, чем делают это более радикальные музыканты, подобные, скажем знаменитым Питеру Брецману, Кевину Вандемарку, да и тому же всем известному Джону Зорну. Тут все пораздумчивее, более интровентивно, менее акцентировано, саксофон без характерного для фри-джаза «передува», когда звук в резонаторе срывается, что добавляет выразительной звуковой «грязи»: шума, визга и сипа. Вообще о Лимане горят как о саксофонисте – «мыслителе», хотя звучит это, мне кажется, довольно глупо. К сожалению, в компании Айера Лиман представлен на ютьюбе только записями полных концертов, ролики длинные, так что до конца можно не слушать, а лишь пока не надоест. Джаз отличный и по-настоящему увлекательный, как путешествие с приключениями. Да если и без приключений – все равно путешествие.

А вот Стив Лиман исполняет соло в компании электронных ритмических машинок.

В подобных сольных экспериментах, в дуэтах и собственных трио Лиман более отчетливо следует «традиционному» (насколько такое слово может быть приемлемо для стиля, который уже полвека маркируется как исключительно авангардный) на данный момент, несколько усредненному европейско-американскому свободному джазу.

А вот в октете, с которого мы начинали, конечно, куда больше места для предварительной композиторской работы. Здесь же чаще можно расслышать интонации, которые связывают Лимана (что неудивительно, при его очевидных еврейских корнях) с течением Radical Jewish Culture, где генерал – все тот же вездесущий Джон Зорн. Это культурное, не политическое течение, и в джазе оно выражается прежде всего в сомнении: отчего это своего рода «интервальным фундаментом» джазовой музыки может быть только блюзовый звукоряд? Что мешает заменить его или хотя бы разбавить ближневосточными или, например, балканскими? И вот с девяностых годов, с появления зорновского проекта «Массада», достаточно успешно такое еврейское бунтарское в отношении «черного» джаза направление и развивается, порождая еще и довольно много задорного и не столько сложного клезмер-джаза. Однако при этом, в отличие от большинства людей, занимающихся такими иудейскими делами, Лиман с Зорном никак не связан – не выпускает альбомов на зорновской фирме Tzadik и не участвует в проектах под эгидой движения. Что несколько даже странно – тут ощущается сознательное дистанцирование.

Что это там за барышня с сигареткой, я не знаю – издержки вкуса создателей роликов в ютьюбе, стихия, на которую нельзя повлиять. А на этом 12-й выпуск проекта «Джазовый лексикон 2.0» подошел к концу. Целью его не было поведать какие-то глубокие джазовые истины. Но – просто познакомить с ярким музыкантом, который сегодня является одной из «конструирующих» фигур, способных привнести в эту довольно уж немолодую музыку свои, новые смыслы, и опровергнуть тем самым утверждение, будто джаз как структура, способная к развитию, не пережил своего, XX века. До следующих встреч.

 

Чтобы оформить подписку на "Джазовый лексикон" - кликните юзерпик Михаила Бутова и выберите опцию "Подписаться на обновления блога"