Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Если вы еще живы

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 235
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

На холодном ветру трепещут обрывки, клочки. 

Сдаю…

Покупаю…

Сниму…

Работа…

Если вы еще живы…

Боря удивился и принялся читать. Светофор глядел красным немигающим глазом.

Если вы еще живы, значит, Бог милостив, милостив, но печален, вы не слышите его. А Бог вас не оставляет, указывает путь, указывает поворот, указывает и остановку в пути.

Светофор дал зеленый свет, но Боря не видел. Он читал объявление на фонарном столбе:

Шум и гул, хохот и грохот заглушают глас Божий, а если тишина, и вы слышите ясно, то всё же не слушаете. И лишь потом, после, думаете: ах если бы.

Научу вас слышать и слушать. Практики и приемы. Адрес и время занятий…

Где-то в переулке за Красными воротами в осеннем промозглом дворе флигелек.

Если вы еще живы…

День был тридцатое ноября, год тысяча девятьсот девяносто седьмой.

Борю уволили в этот день и домой он не торопился. Денег выписали под расчет, есть чем заплатить за урок. Вдруг поможет.

Бог милостив…

А какой бог, христианский, языческий, иудейский? Кто-то, может, и разберет, но не я, не Боря; мы люди маленькие, крохотные, обрывки старых объявлений на фонарном столбе.

Девяностые – новое средневековье. Всё может быть, всё.

Темная низкая арка, маленький двор. На двери в подъезд то же самое объявление:

Если вы еще…

Мы еще, да.

 

Поздним вечером Боря рассказывал жене про объявление, про холодный ветер, про маленький двор. Рассказывал не торопясь и не горюя (так велел учитель) по утраченной работе; по теплому месту в закутке, по заведенному, как хронометр, порядку.

Боря наслаждался домашним уютом, тешил себя вниманием доброй жены (вот с кем ему повезло!). Учитель не велел и уютом наслаждаться, но Боря не умел себе в этом отказать.

- Да что же это за учитель такой? – спрашивала Лида (имя жены казалось Боре сладким и прозрачным, как леденец).

- Я тебе для начала опишу место. Обыкновенная квартира в старом московском доме, я уж не знаю, когда выстроенном, до Наполеона или сразу после. И потолки там и окна. Но квартира коммунальная, комната небольшая. Диван вдоль стены, мне на нем места не достало, я сел так, на полу.

- Холодно! - обеспокоилась жена.

- А я пальто догадался подстелить.

Учитель наблюдал за ними из кресла. Поднимался, прохаживался, останавливался подолгу о окна, которое выходило в двор. Он спросил Борю, что же он хочет, за чем пришел. И Боря всё пытался объяснить и в конце концов объяснил, что надеется научиться оказываться в нужном месте и в нужное время, но для начала не попадать не в то время и не туда.

- Вот как, например, потерял я работу? – объяснял Боря жене. - Спешил очень утром, летел к лифту. Мне бы остановиться, пусть едет без меня, но нет, рванул. И оказался лицом к лицу с директором. Один на один. И поднимались мы долго, время как будто стало вязким. И всё это долгое вязкое время директор меня разглядывал. А у меня нос красный, замерзший, губы потрескались.

- А я тебе говорила насчет помады.

- Я не женщина.

- Да ей все равно, женщина ты или мужчина, она бесцветная, гигиеническая, питает и увлажняет.

- Ладно, что уж. Мы ехали, он смотрел, и молчал, молчал, а вечером пришла тетка из кадров и сказала, что начальник всё обо мне выспрашивал, и какую должность занимаю и как долго, и кто меня рекомендовал и как часто болею и не страдаю ли алкогольной зависимостью.

- Выходит, он твое имя помнил.

- Никак нет, этим он свою память не отягощал. Спросил кадровичку, кто это у нас такой, маленький, чернявый, лысый, с большим носом, в глаза не смотрит, грязь натащил в лифт. Полистал дело и велел сократить мою должность вместе со мной.

- Дурак какой.

- Зарплату хорошую платил.

- Ничего, перебьемся.

- Что бы я без тебя делал? Пропал бы.

- Точно, - согласилась жена.

- Я так и сказал учителю, что без тебя пропал бы совсем, а он ответил, что, значит, Бог меня бережет и направляет.

- «Вам надо настроить слух», - так он сказал. И дальше мы упражнялись в отрешении от всяческих мыслей и забот. И на какую-то секунду мне удалось оказаться в полной тишине и забвении себя.

Такими ли точно словами объяснялся Боря с женой, не могу поручиться.

Боря занимался три месяца (два раза в неделю по три часа). Отрешиться от себя, стать прозрачным получилось только раз, на первом занятии (об этой секунде он и говорил жене). Ему мечталось секунду повторить, а то и продлить, он выполнял упражнения, запоминал наставления, практиковался дома, но всё безуспешно. Правда, Лида уверяла, что Боря стал спокойнее.

- Ты, как начал учиться, ни одной чашки не разбил, так что не переживай, не напрасно платим за уроки.

Общим счетом вышло восемь занятий, девятое (уже оплаченное) не состоялось.

 

Боря ждал долго; товарищи его разошлись, а он все стоял у заветной двери, надеялся. Ему казалось, чувствовалось, надо подождать, потерпеть. И он дотерпел.

Явился громадный мужик и попросил отвалить от двери.

- Это моя квартира.

- А вот комната....

- И все комнаты в ней мои. И кухня. И сортир.

- А вот учитель…

- Что? Кто? Учитель? Что ты говоришь! А я думал, он жулик. Не знаю. Смылся. Не знаю куда. Он мне не доложил, а я не спросил.

Мужик посмотрел на Борю насмешливо, но без раздражения. И Боря вдруг спросил:

- Вам бухгалтер нужен?

Бог его знает почему, ничто к этому вопросу не располагало.

Мужик не удивился. Поинтересовался:

- Образование какое?

- Высшее. МИИТ. Прикладная математика.

- О.

- Красный диплом. И бухгалтерские курсы. И опыт работы есть. Два года.

На обратном пути Боря приблизился к столбу, нашел обрывок заветного объявления.

Бог милостив... Да.

Настала в Бориной жизни счастливая полоса. Работа, зарплата, здоровье, жена, дети (а их народилось у Бори сразу двое в декабре девяносто седьмого), всё было в порядке. И Боря похорошел, выпрямился, выправился, глаза научился без нужды не отводить. Научился смеяться без стеснения, отказывать с твердостью, не суетиться и не пугаться перемен.

Работал Боря размеренно, по графику, с девяти до шести. Вечером с радостью спешил домой. Ему нравился родной семейный дух. Нравилось целовать жену в мягкие губы. Переодеваться в домашнее, свободное. С нарочитой опаской брать на руки детей. Ужинать. Слышать голос жены. Нравилось выходить с ней в люди (он умел уговорить тещу посидеть с близнецами, у него вообще наладились с ней отношения).

Друзья спрашивали, как Боре удалось так счастливо перемениться. Боря охотно рассказывал про объявление (помнил каждое слово), про занятия.

- Я не особо преуспевал, но как действовать понял. И как не действовать. Если коротко - меньше шума. Меньше говори, даже и с самим собой. Слушай. Доверяй чувству. Элементарно.

Год прошел, и второй уже подходил к концу. Боря возвращался домой в прекрасном расположении духа. Он воображал новогоднюю ночь. Она на исходе. Гости разошлись. Близнецы спят. Он подходит к жене со спины, целует в шею. Мягкие чуть влажные волосы щекочут нос.

Боря был один на остановке. Забыл мысли, фантазии, шум. Стоял пустой, прозрачный, как бы и не существующий. Боря был отрешен, но замечал огни, прохожих, искрящийся снежными кристаллами воздух.

Женщина приблизилась, спросила время. И Боря знал: нельзя отвечать, нельзя смотреть ей в глаза. Нельзя.

- Шесть часов тридцать пять минут.

- Боже мой, я опоздала.

Боря спросил куда.

Он знал, что вся его жизнь рушится. Знал, но не мог удержать себя.

Комментарии

No post has been created yet.