За три потопа до того

мы были юными грибами

в кармане бога своего

и нас еще не погребали

под слоем пепла –

не окрепла

еще структура Н2О.

 

Но жизнь - которая живот -

слилась из допотопных вод

и высушила свой гербарий,

и в словари вложила тварей

по паре каждой на извод.

 

И все, что надо было знать:

что жизнь - не знать,

а смерть – аграрий,

возделывающий пядь

земли, как девочка на шаре,

вращая, ширя, множа, старя…

 

Впивая яблочную падь,

как келарь прячет реликварий,

подолгу мы сидели в баре,

чтоб топот вод и запах гари

впитались в сумрачные хари

и нас смогли в любом пиаре

спустя столетья откопать.