Пример

Prev Next
.
.

Александр Марков

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Гельмгольц в богословии

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1486
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

«Система философiи» о. Серапиона (Машина), вдохновившая Павла Флоренского на создание «Опыта Θеодицеи» -- редкий случай философской системы, в которой Gestalt всегда предпочитается Bild’у, а эйдос -- иконе. Математические символы для философа -- это прежде всего структуры опыта, который существует как императивный принцип создания новых порядков, а метафизическое отношение понимается как эйдетическое отношение к уже возникшей истине опыта. Тем интереснее отсылки к искусству в этой системе, в которой искусство может пониматься разве как ритм, сопровождающий явления, но не определяющий само развертывание порядка этих явлений.

 

Но такое понимание ритма как моральной поддержки входит в противоречие с природой музыки, в которой никакое явление не может раскрыться вне ритма, который развертывается здесь и сейчас. О. Серапион (Машкин) предположил, что в музыке мы можем отвлечься от многообразия явлений, но при этом мы не можем стать созерцателями, так как каждый новый момент, присоединяясь к другому как к смежному, будет этот момент опровергать. Но сразу же встает вопрос: если понимать момент как движение, то как можно говорить вообще о смежности моментов, если мы не постулируем с самого начала какой-то звуковой античный атомизм, который будет смыкать эти моменты как эйдосы Демокрита?

Разгадка легко вычитывается из музыкального примера:

Углубимся в единый звук, ноту, взятую, напр〈имер〉, на физическом инструменте «сирене». Слушая одну сложную и длящуюся ноту, мы можем прийти к состоянию моноидеизма, близкого ко сну. Все эти средства, следовательно, не достигают цели: созерцать о д н о . (по публикации: Символ 67, 612)

Сиреной назывался генератор тона, физические особенности порождения звука в котором не влияли на амплитуду звука. Иначе говоря, если струна сначала после удара звучит полновесно, а потом трепетно дрожит в своей жалкой ослабленности, сама опасаясь в изнеможении собственных колебаний, то сирена будет звучать в определенном тоне до тех пор, пока на нее подается струя воздуха. В таком случае сирена, действительно, передает звук не иконически, по сходству воздействующего звучания, а эйдетически, как звук, который должен соответствовать ожиданиям нашего слуха или же поддерживать определенный настрой нашего уха. Но получается, что впадая в сон, в переживание звука как чистого эйдоса, мы сами оказываемся моментом этой идеи, а не созерцателями идеи. Здесь уже момент понимается не как поворот или изменение звука, но в строго физическом смысле точки приложения усилий.

Но что позволило связать бытовое и физическое понимание момента. Конечно, имеется в виду не простая сирена, а двойная сирена Гельмгольца, генерирующая комбинационные тона, открытые органистами и переоткрытые Гельмгольцем. Великий физиолог, выясняя, как работает наш слух и пытаясь объяснить, как соотносится звуковое воздействие и нервная реакция, понял, что мы воспринимаем одновременно звучание извне и звучание в сосуде уха, саму нелинейность барабанной перепонки, корректирующей себя, а значит, моделью слушания не может быть модель звучащей трубы, только вывернутой, но какой-то более сложный инструмент. Такой инструмент, своеобразный механический синтезатор, позволяющий менять тон аккордно на ходу, без переключения, но резонансом (воздухом и вращением) одного из двух барабанов прибора, показывал, что никакое эйдетическое восприятие не может быть императивным, но всякий раз от нас требует некоторого настроя, “вгоняет в сон” по о. Серапиону (Машкину), или же вырабатывает психические реакции на комбинационные тоны резонансов, по Гельмгольцу. Эта двойная сирена и стала своеобразной иконой убаюкивания однообразного звука: убаюкивает определенная аккордная реакция нервов, которую и изучал Гельмгольц. Следовательно, созерцание по о. Серапиону должно перестать быть только учетом смежности: созерцание открывается уже не как вводящий в сон аккорд, но как икона гармонии, и душа оказывается настоящей иконой, а не счетчиком эйдосов.

Комментарии

Поэтика Ходасевича и интуитивизм Болдырева
Сквозная тема «Европейской ночи» Владислава Ходасевича - провалы памяти «как бы от пролитых кислот» или «в легкой и приятной венецианской болтовне». Слово, которое пытается нащупать реальность, неспос...
Мандельштам, Ломоносов, Фаворский: Ломоносовская наука в «Стихах о неизвестном солдате»
В "Стихах о неизвестном солдате" Мандельштама некоторые образы не получили убедительного объяснения. Это образ жирных созвездий (чаще всего возводимый к космологии Гурджиева, для которого бытие плавае...
Наноалхимия Михаила Ковальчука
Михаил Валентинович Ковальчук - член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук, президент НИЦ «Курчатовский институт», ученый секретарь Совета при Президенте РФ по науке, технологиям и обра...
Наука
Вообразите, светится экран черно-белого телевизора в углу темной комнаты. Лицо мужчины крупным планом. Очень близко. - Вы понимаете теорию относительности? - спрашивает кто-то за кадром. - Думаю, по...
Доктор Тульп Винфрида Г. М. Зебальда
В начале «Колец Сатурна» Винфрида Зебальд загадочно говорит о том, что «Урок анатомии» отвечает желаниям самого общества выйти из тьмы на свет. «Оно (вскрытие) было важной датой в календаре тогдашнего...
Как серафим у Боттичини: искусствоведческая ошибка Иннокентия Анненского и ее мировоззренческий смысл
“Тоска возврата” Иннокентия Анненского, сонет с нетрадиционной рифмовкой, воспроизводящий значительную часть образности стихотворения “Святая” Стефана Малларме (1865; больше известно по песне Равеля 1...
Как риторика работает над собой: ренессансный перевод и комментарий
Хотя многие произведения и росписи Антонио Пизанелло (ок. 1395--1455) утрачены, можно с большой долей уверенности говорить, что здесь описывается не какое-то произведение или группа произведений, а во...
Из будущей книги «Солнце в европейском искусстве»
Европейская политическая мифология «короля-солнца» подразумевает прежде всего восстановление порядка: как солнце возглавляет светила, и восходя, представляет зрителям всю славу мира, так и король веде...
Владимир Борисович Микушевич - Учитель
Настоящего Учителя никакому ученику никогда не перешагнуть. Можно лишь приблизиться, можно стать вровень. Научить - это не начинить головы фактами, а уверенно указать путь к цели. Если цель - служение...
Констан Монталь и Николя Пуссен: добродетели на три-четыре
«Литературные жанры», монументальное произведение патриарха бельгийского символизма Констана Монталя, удивляет сразу: жанров шесть, а не классицистские эпос, лирика и драма, воспетые немецким идеализм...