Охотный ряд

Ветер. Небо черчилльно, юрок свет зарниц,

Битый час без четверти - ни зверей, ни птиц...

Прижимая сталь к щеке, слышу, как вдали -

Выстрелы по вальдшнепам - эхом до земли.

Путь-дорога поймиста, вязливость низин,

Вновь стреляет Койвисто - финский сукин сын.

Не люблю охотиться, не взвожу курок,

На опушке - горлица, береста сорок.

Абы как утешиться, развожу костёр.

Вечер. Поле межисто. Клин гусей остёр,

Дальновиден, угличен... Вспомнил городок,

Где бродил по улицам детства, одинок.

Хорошо обструганной палкой ворошить

Угли, словно грубою жизнью дорожить.

Дичью укокошенной тёплый лапник сух.

Невесомой ношею пролетает пух

Вальдшнепов ощипанных... Листья, что горят,

Намертво присчитаны в мой охотный ряд.

 

Осень конандойлева рыщет по дворам,

Молоко в подойнике - через тарарам -

Выльется елозиво, как вода в карман;

Над рекой молозиво - марево, туман.

Утки, гуси к вечеру спрятались в камыш.

Зря летаешь кречетом над клубами крыш.

Испеку картошечки, вспомню, что мужик.

Анна всхлипнет: «Божечки!» - ну, в тот самый миг...

 

Первый снег джеклондонист, пёс рычит (Гудзон).

До чего раздолен свист, до чего смешон!

Смешан чай с брусникою, потому горчит. 

Ходики не тикают. Сердце не стучит.