Пример

Prev Next
.
.

Александр Марков

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Мария Полидури: этюд-переводы

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1485
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Д.Н. Сабировой

Мария Полидури (1902—1930) неизвестна русскому читателю, хотя кого не тронет ее история отношений с Костасом Кариотакисом, поэтом. Эти новые Сапфо и Алкей любили друг друга, но у него был сифилис, у нее – туберкулез. Пережить судьбы проклятых поэтов им пришлось телом, а не чувством.

Стихи Полидури вроде бы состоят из образов первого ряда: холод мироздания и тепло объятий, эфемерные цветы и несомненные чувства, неизбывные рыдания и радость-страдание. Но важны не сами эти образы, а сюжет, когда сон переживается как единственная реальность надежды, а безнадежная реальность становится поводом вновь прожить свои чувства. Символы Полидури освобождают слова от необходимости быть метками временных вещей и временных чувств, расставленных на полках готовых фраз, а разрешают им переживать собственное время, собственную отмеренную судьбу, которая преодолевается констелляциями чувств, как в стихотворении «Сон»:

Я розы для тебя сплетала
В терновых зарослях объятий --
Нет убедительней начала,
И нет мучительней занятий

Ждала тебя за перевалом
Средь леденящего борея
Тебе улыбку посылала,
Ждала, как ты придешь быстрее,

Сомкнешь горячие объятья.
Я в даль лазурную глядела,
И сердце прыгало от счастья,
И я от радости немела.

Но страсть моя осталась тайной,
В ночную темень уходящей.
Я в безнадежности случайной
Рыдала голосом дрожащим.

Образы трагичны, ситуация трагична, но признаки вещей напоминают об их реальности. Голос дрожит, дрожит и цветок, и рыдание, в котором хотелось расчувствоваться, теперь становится случаем (поводом, шансом) для настоящего чувства.

Сонет «Хризантема» основан на противостоянии, или роковой любви, старого и нового мифа: Гелиос с золотой короной лучей и хризантема, буквально «золотое соцветье». Золотая корона Гелиоса и золотые сны хризантемы, так и не знающей, цветок она или растение со множеством цветов. В оригинале к хризантеме обращение на «вы», не очень понятно, как к важной персоне или как множественности. Мы приняли «ты» ради большей доверительности, хотя сонет и потерял в величии.

Сюжет понятен: хризантема посвящена в свою тайну, болезненно ее переживает, но также она нежна и страдает особо, поэтому на ней много слез, капель росы. Солнце играет с хризантемой, потому что видит в ней партнера по играм, вроде Мелеагра для солнечного Аполлона, но хризантема – женщина, она переживает и бессонницу, и разочарования, и всё это длится, пока длится ее жизнь. Наконец, она остается зимой как и все цветы открытая всем ветрам, и ей дан совет избавиться от слез, потому что небесный хор поет о ней, сообразно ее величию, а искать сочувствия солнца уже не приходится. Есть твой шанс, а не готовое место солнца:

Порфиры охра! Тайная слеза
Лежит как орден на твоем камзоле,
Короной на тебе блестит роса
Как жемчуг королевского престола.

Воздушный поцелуй на волосах:
Лучи горят небесного раздолья.
Но жизнь отбила на твоих часах,
Остался сон в холодном зимнем поле.

Тебе осанну пропоет борей,
Единым ликом станешь ты с цветами,
Твои листы морозы обожгут.

От жемчуга избавься поскорей,
Прославив бурю чувств под небесами,
Ведь слезы лить – неблагодарный труд.

Комментарии

Метафора волка
Писать в стол было для меня почти сакраментальным актом. Нет, не потому что в ранней юности меня не публиковали, и писать в стол – единственное что оставалось. Как раз наоборот. Моя писательская судьб...
Кратчайший экфрасис у Якопо Саннадзаро
Поэма Якопо Саннадзаро «О рожденном Девой» (1526) по названию напоминает средневековые трактаты, – как трактат «О зачатии Девы» Ансельма Кентерберийского. Но по сути – образец работы с готовыми образа...
Исступление
Оценивая произведение современного искусства, непременно ищем сходство с чем-то, встречавшимся ранее. Находим, вешаем на автора ярлык: «похож на того-то», «работает в таком-то стиле». Но ведь мож...
Философия милости: к 15-летию кончины Виктора Кривулина
Сонет Виктора Кривулина, вошедший в книгу Requiem(1998) как текст 16, на первый взгляд понятен: программа «абсолютной поэзии» Стефана Малларме сопоставляется с представлением об абсолютной святости Се...
Рассвет и нарциссизм
Знаменитый «Рассвет» Филиппа-Отто Рунге представляет воздушные лилии, восходящие к небу, и невзрачно растущие на земле нарциссы -- предмет заботы. Те же самые лилии и нарциссы повторены на живописном ...
Чтение как плодотворное браконьерство
Появление филологии меняет не только отношение к литературе, но и сущность литературы. До филологии литература должна была подавать сигналы, чтобы обратить на себя внимание. Например, в трагедии должн...
Остап Сливинский: "15 секвенций"
С этим зубом, который растёт втайне, пользуясь моим сном, Чтобы однажды утром, быть может, засверкать, как страшное оружие, Со всё ещё неплохим телом, хотя уже и с замедленным течением соков И доба...
Умная книга
Умная книга умеет открыться на нужной странице. Афористичность - одно из ключевых достоинств и поэтических, и прозаических произведений. Если обнаруживаешь её в наобум распахнутой книге, ку...
Что же, если не душа? О рецензиях.
Есть рецензии острые, резкие, саркастичные, есть неожиданные и остроумные, есть виртуозно-образные - сами как поэзия. Есть глубокие, философские, отталкивающиеся от предмета рецензирования и уводящие ...
«Лебедь» Аронзона: от чувства к смыслу
И.В. Ерохиной «Лебедь» Леонида Аронзона, сонет-манифест, и понятен, и ускользает от понимания. Это менее всего «гротескное» стихотворение, если под гротеском понимать сшивание несовместимых образов н...