Дрожь

Я хочу очутиться в стране-стороне, где пологое облако плачет по мне:

это дождь, от которого лужи дрожат, словно мухи упавшие за ночь в ушат,

словно листья (с изнанки) дрожат на ветру или дети дрожат, приближаясь костру,

и дрожат на ветру лепестки, как испуг – обжигая ладони дымящихся рук;

руки тоже дрожат (был тот день или нет?) – умер вечно дрожащий, ледащий сосед –

вечно пьющий, теряющий вечно ключи… И дрожал огонёк поминальной свечи,

паутина дрожала в углу, где киот отражал чудотворца под спудом забот

об усопшем… Чуть дрогнула ветвь за окном, не затронута птичьим дражайшим крылом:

это слива, почуяв приход холодов, вся покрылась мурашками синих плодов.

Я хочу очутиться в таком же гробу, чтобы  нёс меня Бог, словно крест, на горбу

до холма, где ютится забытый погост, где рукою подать мне из гроба до звёзд,

что – рассеянным светом – дрожат надо мной, потому как впервые я к Богу – спиной!