b2ap3_thumbnail_14702505_10154675308602372_6242932144999472867_n.jpg"Когда же мы с тобой поедем отдыхать в Лангедок — Руссильон?" - спросила как-то раз Зина своего мужа Рината Барабуллина. Повисла гробовая тишина, означающая только плохое и ничего хорошего. Не будет же Ринат признаваться, что он там уже был и много раз? Недалеко от Лангедока расположена Тулуза, где собирают Аэробусы. Вот фюзеляжники, а с ними и Ринат, зачастили в цеха поизучать опыт и просто пообщаться с коллегами.

 

 

Ринат не растерялся и запел арию из оперы:

 

Она забыла про цветы,

Что брошены...

И слёзы дивной красоты,

Горошины...

Упали на моё плечо.

Такая боль!

И прожигает горячо

Души огонь...

И милые глаза

Ужель им не смеяться?

Не лучиться?

Не мечтать?

 

Зина заслушалась и на секунду потеряла контроль над ситуацией. Барабуллин галантно приобнял жену и преподнёс ей фиалку (где взял?).

 

Когда Ринат с Зиной путешествуют по Европам, они всегда стараются останавливаться в самом центре исторического центра городка. Какой смысл жить в спальном районе Падуи, если в отеле Барабуллины лишь спят, уставшие падают в кровать?

 

Весь день они проводят в музеях и дворцах, покоряют пешком или на фуникулёре холмы, держащие на своих плечах старинные монастыри и крепости. Вечером Ринат с Зиной возвращаются в свои комнаты с балконом, выходящим а главную площадь города, едят нехитрую местную лёгкую еду и пьют нехитрое тяжёлое вино из ближайших виноделен. Под ними кипит жизнь Пьяццы Дуомо, для туристов устраивают представления, рыцарские турниры и танцы с флагами некогда враждующих кланов.

 

Отдохнув на своём балконе, Барабуллины срываются, влетают в толпу на площади, где для них уже пекут пиццу и наливают свежее холодное пиво. Уходят с площади Ринат с Зиной последними, вместе с работниками ресторанов, оказав им помощь в запирании дверей и ставней окон. До завтра! - говорят им. Уже завтра - отвечают они. Все дружно смеются. Барабуллины делают буквально десяток шагов и попадают в объятия своих комнат. Лучший вид на спящий древний город из окна ванной комнаты.

 

Лирическое отступление. Его не следует читать тому, кто слишком уж следует правилам "О Чём Следует Писать?" и преследует тех, кто нарушает.

 

Ринат и Зина обнаружили, что ванные комнаты Европы практически всегда имеют самый лучший вид из своего окна. Остановившись в городке Шакка (итал. Sciacca), что на Сицилии, мы вдруг обнаружили, что повернув "лопасти" жалюзей в ванной комнате, ты не захочешь никогда выходить из неё. Будешь сидеть (не скажу на чём) и смотреть на Шакку. Зина будет ломиться в дверь, пытаясь припудрить носик, звать тебя в рыбный ресторан в рай он у порта, кричать, что любит тебя, шептать, что ненавидит... но ты будешь сидеть и смотреть в окно. Рискуя своей молодой и красивой жизнью, Зина через балкон дотянется до окна ванной комнаты и закроет его ставнями снаружи. Оказавшись в темноте, ты вспомнишь, зачем же приехал в Шакку.

 

А малюсенькое оконце из поворачивающихся полосок стекла в Сирмионе (итал. Sirmione) — городе в итальянской области Ломбардия, в провинции Брешиа, на берегу озера Гарда? Ринат бреется станком, весь в мыле ...

 

... и вдруг он видит озеро Гарда, что вдруг оказалось над деревьями апельсинового сада отеля. Опытная Зина выскакивает на балкон (он как раз перед окошком) и закрывает своим божественным телом путешественницы по Италии и са и озеро. Ринат выходит в комнату, наливает себе в ладонь немного граппы, освежает ею лицо после бритья. Кожу слегка щиплет, но приятно. Путешествуя по Европе, Барабуллин никогда не пользуется одеколоном. У него для этого есть либо граппа либо шнапс либо бренди (смотря в какой стране происходит действие).

 

В Падуе ванная комната была внутри и не имела окна наружу, на площадь. Но вся её стена из бугристого стекла тёмного шампанского цвета являлась с другой стороны стеной спальни. Зина пошла в душ, включила воду, напылила мочалку ...

 

... а Ринат уставился в это "окно ванной комнаты". С улицы повеяло ночной грозой, совсем как тогда Мадриде в вечер великой футбольной победы Испании. А Барабуллин смотрит на Зину и не спешит прикрывать дверь балкона. 

   

   

Итак... Барабуллины делают буквально десяток шагов и попадают в объятия своих комнат. Закрывают глаза. Ринат - с молчаливым скрежетом умудрённого опытом фюзеляжника. Зина - словно бабочка крылышками махнула. Но перед этим она перерыла всю кровать королевских размеров. Покрутившись, устраиваясь поудобнее, меняясь с Ринатом падушками против его воли (он уже спал). В конце концов Зина забросилa свои ноги на мужа и угомонилась. На время.

    

Вдруг БА-БА-БАМ-У-УУ-УУУ! Это проснулись колокола. Не верьте тем жалким людишкам, кто жалуется на колокольный звон рано утром в итальянских городах. Ничего такого особенно будящего они не играют, не молотят. А вот в Германии... Там церквей с колокольнями в десятки раз больше на квадратный дюйм. И все их механизмы громкого звона работают, как швейцарские часы.  В Италии же могут и не заработать, пока дворник Алессандро не попьёт не торопясь  кофе, не залезет на башню и не шандарахнет по колоколам сам.  В Германии всё подобрано так, что после оглушительной игры колоколов Мюнстра вы услышите нежный трепет Кирхи Святого Августина, а затем снова молотильню (теперь уж Церкви Святой Анны Альтштадской).

   

   

 

 

Продолжение следует...