Каплан Михаил Ильич.

Родился в 1903г. Черниговская область, Сосницкий р-н., пос. Чернотичи;

Еврей. Образование Высшее. Член ВКП(б). Плановик финансового отдела,

Главгормаш, Наркомат тяжелой промышленности СССР.

Проживал: Москва, ул.Б.Коммунистическая, д.24, кв.52.

Арестован 5 сентября 1937г. Расстрелян 9 декабря 1937г.

Обвинение: Участие в антисоветской троцкистской

террористической вредительской организации.

Место захоронения: Московская область, Коммунарка.

Реабилитирован в декабре 1956 г. ВКВС СССР.

(Источник: Москва, расстрельные списки - Коммунарка.)

См. АП РФ, оп.24, дело 413, лист 254 - "102. КАПЛАН Михаил Ильич". 

Всего в данном сталинском расстрельном списке, по первой категории (расстрел) - 270 человек. 

***

В тишине переулков Таганки, -

Отголоски слышны прежних лет:

Отсыревший подвал Лубянки -

Троцкистско-зиновьевский центр.

 

Бьет копытом извозчичья лошадь.

Вертухай со связкой ключей, -

На конвейер поставлена площадь...

Тейлориста Дзержинского площадь,

Террориста Дзержинского площадь,

                      Территория палачей!

А на старо-мещанской Таганке,

На купеческой старой Таганке,

На камер-коллежской  Таганке,

                           Адреса их жертв:

 

Солженицын во френче, 

               Станиславский во фраке,

И мой прадедушка рядом,

               С пиджаком на плече...

 

Вот и дом его, двадцать четвертый,

Двор закрытый и окна на Факельный,

Кто сейчас, интересно, живет там -

В этих окнах решетками забранных?

Глянет солнце затравленно за угол...

Тень от дома, - как контур лица.

Был "зажим самокритики" заговором.

Он - "преступно" - вину отрицал:

 

"Читал, но с формули-

ровкой абсолютно не

согласен как совер-

шенно несоответству-

ющая действительному

положению вещей" 

 

Двор и дом изменились? Едва ли.

Я смотрю на холодный фасад, -

Там, где прадеда ночью вязали. 

          (За подписью "И. Стали-")

Интересно, наш встретился взгляд?

                                         Издали...

Я, стреножен, стою на Таганке,

С расстоянием в семьдесят лет:

Дедушка в детской кроватке -

                  Чуждый стране элемент. 

 

Ворон бортом подъехал к подъезду.

Дворник курит под надписью "хлеб".

Он, привыкший к ночным арестам,

И конвойный, привыкший к арестам,

И водитель, привыкший к арестам,

                    зарабатывают на хлеб.

А на старо-режимной Таганке, -

Старой верой крещеной Таганке,

Театральной, торговой Таганке,

                       это смертный грех:

 

Радонежский в облачении,

            Рублев в холщовой рубахе,

И мой прадедушка рядом,

            В чашу налит - портвейн...

          

На партколлегии - постановили:

За пособничество, и не искренность,

За уклон правооппортунистский,

Исключить из рядов в беспартийные.              

За сожжение изобличающих... 

                 и бюрократизацию.

За сокрытие доказательств -

                 по делу Аргуса.

За вредительство - 

                 связь с Западом -

Поалецион -

           и валютные операции.

 

Он ответил надтреснутым голосом: 

"Читал... но, на каком основании?"

 

Во дворе дома двадцать четыре,

Год идет еще тридцать седьмой.

Ощущаю я, как из квартиры, -

                   (пятьдесят второй)

 - Прадеда вырывает конвой...

                         И безропотно: 

 

Гаснут окна. - два глаза Таганки -

Остаются гореть в темноте...

Выдан ордер на обыск Цесарским,

Старшим следователем НКВД.

 

Дробный шаг каблуков по паркету,

Перебор в две руки, по шкафам...

Один ищет в бумагах - запретное.

Другой ищет в белье - запретное.

Третий ждет, обрывая запретное:

                                    "не раз-

                                           го-

                                           ва-

                                           ри-

                                           вать!"

Но гремит кандалами - Таганка,

Котелком громыхает. - Таганка!..

Вестибюль - Триумфальная арка,

                   где из белого мрамора

                   Воины Красной Армии:

 

Пехотинца орлиный профиль,

             Плащ-палатка из алтайской орокты... 

На перроне, - "толпы народу"

             А над ними, - Церковь Святителя Николая. 

 

В колоннах - страницы воинской славы!

Красивая станция! Голос царственный!

- "Осторожно - двери закрываются!.."

И архивная пыль оседает на пандусах.

Стойте справа. На поверхности - пасмурно.

Рядом с выходом урна: полна и накурено.

Все течет - как в рассказе Гроссмана -

И черно. Два потока идут хрустким льдом.

 

"Закон против Жизнь...

Жизнь против Закона!"

 

И ничего не меняется, - ничего...

На Солженицына, двадцать четыре.

А точнее, на Коммунистической,

                                         Больше...

                                               ...вистской.

Одинаково все, - и не искренне,

                        Точно шестерни.

 

Позже Шверник, - подпишет на бланке...

"Отменить" - И пером по бумаге,

                              совершенно секретно,

Над строкою добавит: "обвинения отпали",

И железным веником вымарает:

                               вину "ВКПб"

                               и Комитета,

                               и свою, собственную,

В глубине. В переулках Таганки,

Тонет выстрел далеких тех лет. 

Из холодного склепа, - Лубянки,

С одного спец-объекта Лубянки,

С полигона, - Коммунарка,

Со дна рва,

                пепел липнет к земле.

А на белых каменьях Таганки,

На андрониковской Таганке, 

Благородной кости Таганки:

"Воззри Отче -

Опустошенное святилище Твое"! 

 

Горький - "пророк босячества",

          Ленин - "злодей планетарный".

А рядом - Парк Ждановский...

          В Покровском монастыре:

 

Под футбольным покрытием,

Прах могильных надгробий,

Купцов первой гильдии и

Мемуариста Лескова.

Старый камень надгробный 

Рядом с летней эстрадой

Пятипроцентная норма -

Все, что осталось...

 

За сто лет похорон:

 

Культ Матроны Московской.

Сталин, в красном окладе.

Большевистские органы,

Под двуглавым орлом.

Безмолвие Легонтово

И тишина Лефортова...

Та же ноша тяжелая...

И ландшафт неживой.

    

              - Послесловие - 

 

В шерстяной тишине 

Пятьдесят седьмого, весною, - 

О "решении" сообщили жене,

"Ознакомили", по телефону: 

"Ж-2-56-78".

В мембране 

               - холодно -

                             прозвучало:

"Здравствуйте.

Товарищ Каплан дома?

Нет, мне, Елизавету Соломоновну.

Нет, гов-рю, Елизавету - Жену. Да.      

Говорит

            товарищ

                         Чумаков"...

                 

                 -P.P.S.-

Позднее,

           в одной перепалке,

                         ее внуку скажут:

"Государство

           дало вам

                        квартиру! Жилье!"

Вношу ясность:

          оставило!

                        Подтверждаю - живем...