/

Мои новогодние праздники перечеркнул обычный в эту пору грипп. Нет худа без добра – отлеживаясь, нашел потрепанную книгу М. Горького «По Руси». И зачитался. В отличие от современной информационной прозы типа «он был… учился… женился… и т.д.» персонажи Горького живые, взяты из той эпохи, в которой жил Горький сто лет назад. Рассказы насыщены красками, пейзажами, фактурой предметов, колоритными персонажами.

Люди радуются, страдают, почти все чудаковаты, оригинальны, все чего-то ищут в жизни. В этих рассказах тайна русского человека. Сюжетов практически нет, это скорее т.н. физиологические очерки, большие зарисовки, нежели завершенные произведения. Однако от этого они не теряют обаяния. Тем более они необходимы, когда хочется читать настоящую прозу.

Впрочем, Горький – это уже не старая русская классика, здесь дыхание нового времени, намечающиеся вихри предреволюционной России. Люди внутренне взвинчены, в сердцах смятение – как жить? зачем жить? – вопросы, задаваемые в преддверии больших смут. Книга полна бродячих самобытных философов, людей сомневающихся в правильном устройстве мира, ищущих на Руси «хорошие» места, добрых людей.

«По Руси» написаны еще до того, как Горький стал «пролетарским» писателем, хотя именно в этих рассказах мы видим галерею босяков и бедный люд – будущих персонажей классовых бурь 17-19 годов.

Идущий вслед за Горьким А.Платонов так и остался в идеях всемирной справедливости, в поисках идеального Чевенгура, и, разумеется, отстал от своей эпохи, что не умаляет, однако, его гениальности.

Горький, кстати, критиковал роман «Чевенгур», и не помог в его публикации. Пролетарский писатель имел непролетарское чутье, он чувствовал наступившую эпоху, понимал, что новое время отрицает гениальность, с ней не совпадающую.