Мужская душа говорит женской
Поступью, всеми бес-
Полыми костями,
Бес-
Плотными при-
Горшнями ноябрьского снега,
Измороси, от-
Чаянья от причала.

Новый мэр даст нам тепло и воду,
Долгие дороги из конца в начало.

А ты так и стой
Ловец перед Господом
Мёртвой петлёй
Ловец перед Господом
Из костяного чана.

 

***

 

Такая чёрная тоска
Тебя длиной всех рук охватит,
Как будто она встала сзади
На два потянутых носка.
Не вырывайся из объятий,
Не вырывай из них страниц,
Вот так и стой, огнём объятый
На голом льду. И глядя вниз,
На доски пола, а не в яму,
Дыши и снова не дыши
Такими белыми губами,
Как будто все уже ушли.

 

***

 

Раскинулись здесь детские сады
Среди полей бетонных жестяных,
И проступают детские следы
Сквозь них;
И преступают мёртвые следы
В живых скопленьях мела и слюды.

Ты назови меня по именам,
Перебирая, точно на затылке,
Малейшие шершавые запинки
С дыханием напополам

 

***

 

Серебро серебра падало в снег,
Золото золота торчало на голубом глазу,
Я скажу тебе: «Нет»,
А тебе скажу
Газовую косынку, нефтяной браслет.

Этот тоже видит с вершины пор:
Я не так хотела ни там, ни здесь,
Но приходит время,
И входит весть,
И выходит доблесть
Из горючих лёгких на белый стол.

Третье время переводит часы на моём веку,
Или нет, четвёртое, ну, это как считать.
Он отвечает: «Сможешь»,
И я спрашиваю: «Смогу?»,
Чтобы не отвечать.