Триада


Схоластика (1)

 

Схоластика холма, что спит над побережьем, схоластика сома, что лобызает ил -

От ласточкиных гнёзд, пока роса не брезжит - могильный холодок, навязчив и постыл. 

Ещё осенний лес не лезет вон из кожи, казуистичен зуд уснувшего села,

Податлива душа, как не прошедший обжиг, горшочек - не вари! - ни подлости, ни зла.

Блуждают братья Гримм по гримпинскому небу, где облака плывут, как островки болот:

Одно - кот Бегемот, другое - страус эму, а там, где горизонт - сам чёрт не разберёт.

От желудей - шрапнель, дырявится погода - анорексичен мох, токсичен мухомор -

Они, как и душа, сгорают год от года, но множатся весной с распространеньем спор.

Кардиограмма льда к зиме - без изменений, тогда похож на что мой нитевидный пульс?

... На голос вдалеке, на свет звезды из терний, на утренней заре переметённый путь.

 

Соматика (2)

 

Соматика сома, застрявшего в мереже, соматика холма, что сведущ, но бескрыл.

Есть берег у реки, у моря – побережье... Шумит отшельник-лес, как оберег могил.

Мне осень-Гуинплен настраивает рожи. Пороша не спешит, кривые зеркала

Оглубиневших луж на глинобитном ложе – стремительной воды обыденный коллапс.

Энигмы чёрных звёзд на шифровальном небе по шиферу стучат серёжками ольхи.

Как трудно отделять зерно луны от плевел дебелых облаков, застрявших у стрехи.

Привратники-стога налётом амальгамы зияют в темноте, эмульсия беды –

Тумана молоко, лёд, перекрестье рамы... Гигантские следы – замёрзшие пруды.

Невольно всплыл в уме рассказ о Блендерборе, где полоротый сыр – булыжник в кулаке...

Есть берег у реки, у побережья – море, есть оберег души – лампадка в уголке.

 

Софистика (3)

 

Софистика сома, что умер без надежды, софистика холма, что нем, как Азраил -

Я вру вам, что живу, хотя не вралось прежде... а где, зачем и с кем живу - я позабыл.

Сугорбый мой сосед сойдёт за Квазимодо, за Гуинплена - пруд, за Клею - стрекоза,

Вчера, как первый снег, обрушилась свобода, и ей - наперекор - обуглилась слеза.

Сома поймал сосед, не поделившись шкурой, на сведущем холме - игрушечный завод

Построен, потому - де-факто и де-юре - я покидаю мир, как финикийский флот.

Всё, что сходило с рук, повисло тяжким грузом на старческих плечах - туды твою в качель!

Я покидаю мир, воспользовавшись шлюзом, ищи меня-свищи за тридевять земель.

Не зная, что сказать, присяду на дорожку луны, что в судный день особенно красна.

Я, если не доел, то - оближите ложку, и, если не допил - допейте, но до дна!