Оригинал: Chapter 11 - Scrap iron for Japan

Быть премьер-министром, а затем экс премьер-министром, значит находить себя обвиненным во всех бедах, что есть в календаре. На моем конкретном примере, я могу показать, что одно из главных обвинений в адрес моей администрации состоит в том, что мы отправляли железо в Японию и что японцы теперь используют его против нас в виде боеприпасов. 

В самом деле, только сегодня утром ко мне в руки попал циркуляр, который требует легализации для Коммунистической партии Австралии и который формулирует требования этой партии так – и я сейчас процитирую точные слова – «признать не легитимным Правительство [железных-чушек-для-Японии] Мензиса в июне 1940».

Сразу могу заверить вас, что ни на грамм не обеспокоен, чтобы защищаться против этих нелепейших обвинений, которые всегда выдвигаются против публичных людей, но как все приличные люди могут быть озабочены конкретным вопросом, я должен просто сказать вам об этом несколько слов. 

Срок моих полномочий длился с апреля 1939 до августа 1941. Правительство Мензиса отнюдь не было правительством «железа-для-Японии», отчеты показывают, что за все время моих полномочий, ни железо не экспортировалось из Австралии в Японию, ни какой либо другой металл. В целом, за два года, экспорт стали в Японию из Австралии не превысил пятидесяти тон. 

Это правда, что за тот же период в Японию из Австралии было экспортировано сто семь тысяч тонн лома, в то время как за половину того же периода, а именно за 1939 год, одни только Соединенные Штаты Америки экспортировали в Японию два миллиона тонн металлолома и подобного материала. Заметьте, что – США за один год экспортировали в двадцать раз больше чем мы за два года. 

В течение всего срока моих полномочий Австралия экспортировала в Японию сто десять миллионов фунтов шерсти, на сумму £ 8 000 000 и на £ 1 700 000 пшеницу. По последним двум пунктам я не слышал ни единой жалобы, хотя очевидно, что содержание любой армии зависит от еды и одежды так же сильно, как от вооружения и боеприпасов.

Другой реальный факт, который стоило бы держать в голове, заключается в том, что, пока мы экспортировали в Японию относительно небольшое количество металлолома, в то же время из Японии шел импорт заметного количества токарных станков, шлифовальных станков и другого оборудования высокого качества, крайне необходимого нам в нашей собственной программе снабжения.

Это довольно лукавый сорт обвинений, когда целенаправленно уделяется внимание исключительно тому, что Япония получает от нас, совершенно игнорируя, что мы получаем от Японии.

Я все еще вполне удовлетворен той политикой Австралийского Правительства в отношении торговли с Японией, что была правильной, и очень во многом содействовала ко благу. Первое, что случилось, если бы Австралия запретила экспорт сырья в Японию – будь-то металлолом, шерсть или пшеница -  могущие быть использованы в милитаристских целях, мы бы с высокой долей вероятности спровоцировали войну с Японией значительно ранее даты декабря 1941[1].   

Взвешивая, в целом, наше текущее положение, может ли кто, находясь в здравом уме, вообразить, чтобы это могло случиться в нашу пользу? Не забывайте, что тот факт, что Япония не вступила в войну против нас, пока не почувствовала себя готовой сделать США своим первым врагом, имеет величайшее значение для нас и, безусловно, приведет ее к сокрушительному поражению.   

Надо ли Австралии, наименее заинтересованной стороне, было быть той первой страной, что ударит Японию по носу? Такого рода героические истории всегда хороши уже после случившегося, но здравомыслящие студенты международных отношений, имея только общие представления о наших военных приготовлениях, теперь согласятся, что победа союзников зависит от слаженности и согласованности... И от того, чтобы до начала войны с Японией, все действия со стороны демократических стран были едины, и не носили частичный, безрассудно частный характер, со стороны меньшей из них.  

То, что некоторые люди, по-видимому, не ценят, так это то, что в современном мире с его быстрыми коммуникациями, Правительства, которые имеют общие интересы, не действуют, скажем так, в водонепроницаемых отсеках. Они держат связь друг с другом. Они предпочитают объединенные усилия дезорганизованной активности, и это, пожалуй, хорошо для наших военных планов, что они так поступают.

Второе – и я говорю все это, в вечерние часы, пытаясь прекратить спор, а не подсчитать очки – к чему это призрачное незначительное разделение на железо и шерсть?  Железо и сталь имеют свое гражданское, равно как и военное, применение. Шерсть имеет свое гражданское, равно как и военное, применение. Это достаточно ясно, на сегодняшний день, что многие тысячи тюков нашей австралийской шерсти, вполне вероятно, ушли на пошив японских мундиров, ведь солдаты не могут воевать без униформы. Одеть армию, – главнейшая проблема.

Вы можете сказать, что мы помогли одеть японские войска, воюющие против нас. Но если вы собираетесь быть откровенны с сами собой, пройдите на кухню и поглядите какую кухонную утварь из Японии вы держите в своем доме. Если у вас что-то есть, пожалуйста, помните, что японская посуда, проданная за рубеж, дает некие и немалые средства Японии, которые уже пошли на ее подготовку к войне.    

Международная торговля, в ее реальной переменчивости и широте, не может быть ограничена локальной привязкой. Народы не могут жить только для себя, и в долгосрочной перспективе товарооборот между двумя народами должен течь в обоих направлениях, если он имеет реальную ценность для тех и других.  

В результате, всего этого, я призываю вас не уделять внимание таким внушениям, хотя они могут получить широкое распространение. Если Австралия и взяла на себя грех экспорта старого железа в Японию, она, учитывая все обстоятельства, меньший грешник среди государств-союзников. Если она согрешила, экспортируя шерсть в Японию, она – величайший грешник из всех союзных государств.

Но в действительности, такой вопрос о грехах не стоит вообще. Вся экономика этой страны существует за счет огромного экспорта, и за счет готовности зарубежных стран приобретать его.

В последние два с половиной года мы получили достаточно оснований быть благодарными всему, что привело нас к высокой финансовой стабильности, и сделало нашу ресурсную базу столь сильной, насколько это необходимо, чтобы выдержать военную нагрузку – в частности, на этапе производства –  возможности этого никто не мог себе представить пару лет назад.

3 апреля, 1942 



[1] К декабрю 1941-ого, Австралия уже два года ведет войну с Германией (с 3 сентября 1939 года).