Как наследие Афанасия Никитина -

многоконфессиональная моя родина,

сквозь которую красными нитями

осыпавшейся смородины

проходит единоверие,

атеизм, неверие, Берия,

призывание Одина

и прочее - убедительна.



Шолом Алейхем говорит Рабинович.

Уа-алейкум ас-салам -отзывается рябиновая на коньяке.

И вот уже не остановишь

мысль, вертящуюся на языке.



Как мы любим писать! И, что ни русский,

то Толстой или Чехов, ведущий флот

своих собственных образов из Блефуску

в Лилипутию - в кожаный переплет.

 

Может быть, оттого мне странно видеть твое замешательство,

растерянный вид,

при том, что все идет замечательно

и почти не кровит...