во дворе универа, где на газоне табличка –

никаких игр в мяч, играет малышка

в розовом платье, розовощекий воздушный шар

вся, от жабо, шелк и кружево, до розовых шаровар.

 

три белых автомобиля причаливают у обочины,

схожие словно сестры сороки искренне озабочены,

выходят белые дамы степенно и вместе с тем суетясь,

открывают двери, маясь, толпясь, трясясь,

выстраиваются в линию, глядят вдаль и наверх,

чайки над телом тюленя, распахнутым как конверт,

с письмом генерального комитета лотерейных наград –

ваш мейл был отмечен, приз доставлен, не предусмотрен возврат.

вас не уложат на новодевичьем, у кремлевской стены,

среди берез у дороги, во рву за заводом, где были все сочтены,

белые птицы в вишневых коронах твое тело склюют,

так далеко от дома, как только возможно, в простыню завернут,

сизый прибой в трепете васильков, в открытое море, где чайки, дельфины, тюлень,

бирюзовый колышется лен, луна через просеку, всходит душистый ячмень,

далеко от пыли и тверди библиотек, от материи и существа.

 

только отдельные звуки, стуки, слоги. слова.