Being absent absolves the search for
exits through this maze of walkways underground.
You reappear. But something drags you back,
a hand grabbing at your thigh, down.

A vascular map of blood-routes
beneath the dried grass crust.
Speaking. Speak
For all the little fragments clinging
to a shard in a skull mind.

Was that it? It was and worse.
The wall gardens thrived by the lived-in homes.
And through branch and century the jetlag endured,
ensured the everyday would not arrive.

Невыход даёт индульгенцию на
Поиски выхода в долгих подвалах метро.
Это ты возвращаешься. Это твоя спина
Тесной ладонью вцепилась в бедро.

Кровеносная карта путей кровяных
Под коричневой коркой травы.
Говоря, говори
Тем, где каждый осколок приник
К черепку в голове головы.

Это было уже? Это было и хуже, и так.
Жестяные сады расцветают в районе людей.
Между веткой и веком протянут предвечный джетлаг,
Так что день не придётся на день.