Пример

Prev Next
.
.

Николай Редькин

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Тихий лирик из Майкопа

Добавлено : Дата: в разделе: ЛитературоНЕведение
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 405
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

К сожалению или к счастью*, Майкоп на современной (да и не только современной) литературной карте России известен исключительно благодаря критику Кириллу Анкудинову — личности харизматичной, сочетающей в себе черты Дон Кихота и Санчо Пансы. Поэтому, наверное, и вся майкопская литературная жизнь кажется со стороны чем-то маргинальным по определению, не просто провинциальным, а упорствующим в своем провинциализме и чудаковатости.

Отчасти это так, особенно если не брать во внимание местную официозную, ура-патриотическую и ура-толерантную продукцию, флагманом которой является соцреалист Исхак Машбаш, помпезно справивший в прошлом году 85-летие.

Однако есть в Майкопе авторы, в одинаковой степени далекие и от официоза, и от наивной любительщины, периодически оправдываемой Анкудиновым. Один из таких авторов — «тихий лирик» Светлана Заволокина. Светлана не из тех поэтов, которые мечтают сколотить себе символический капитал благодаря публикациям в престижных журналах, — но не в силу каких-то предубеждений, а скорее из природной скромности и, возможно, понимания того, что «слава» и регалии по сути ничего не прибавляют хорошим стихам. Хотя, разумеется, увидеть свое имя на страницах известного российского ТЛЖ любому майкопскому автору было бы весьма приятно.

Поэтов такого уровня, как Заволокина, в Адыгее очень мало. И Кирилл Анкудинов это хорошо понимает, а потому тоже пытается — по мере возможности — представить ее более или менее широкому читателю, но проблема в том, что подобная поэтика не вписывается в явление «нового романтизма», которое с жаром Дон Кихота отстаивает майкопский критик. В результате серьезного интереса к творчеству Светланы Заволокиной со стороны литературной общественности нет. А жаль…

Вот несколько ее стихотворений разных лет:

 

***

И только рыбы не было в Ковчеге ─

Она летела, вольностью дразня,

Поверх волны, что в гибельном разбеге

Швыряла тучный остов корабля.

И слух ее терзало пенье злое

Пустынных птиц, и хриплый рёв осла,

И огрубевший в бурях голос Ноя,

Смиряющий и львицу, и орла.

Там ночью было душно и тревожно,

Вповалку спали люди и зверьё,

И злаков семена в мешках рогожных

Шурша, терзали тонкий слух её.

А днём опять бурлило и ревело,

Тошнило женщин, волки взялись выть,

Метались носороги очумело,

Грозя обшивку тонкую пробить…

Лишь рыбы в том Ковчеге не хватало ─

Она, виясь, плыла вслед кораблю,

И с днища просмоленного снимала

Зубастой пастью мидий чешую.

 

***

И всякая лесная трава,

И ласточка, что в скале гнездится,

И быстрая рыба, что едва

Проглядывает сквозь толщу воды –

Всё это Ты, Господи, всё Ты.

И волчица,

Что плачет в норе,

И жук на горе,

И кукушка, обманщица

Птиц лесных –

Всё это Ты, Господи, измыслил.

И веси все, и города:

Венеция, мёртвых обитель,

Кордова гордая, богатый дарами Багдад,

И весь в небесных заплатах Витебск –

Всё это Ты, Господи, поставил.

Над водами

Навёл радуг мосты,

Бездною укрыл, как одеяньем.

Всё это Ты, Господи, всё Ты.

 

***

Ни сливы, ни винограда −

Всё поздний мороз порушил!

И грецкий орех сегодня

Всего лишь два плода в нежных

Скорлупках мне под ноги бросил

Даже тутовник пресный

Нынче не уродился,

И только полынь с крапивой

Себя предлагают щедро.

Что же, сварю из крапивы

Масляный суп кисло-сладкий,

Украшу его привозною

Оливкой садов италийских,

да горькой полынной настойкой

Наполню кувшин прохладный,

И приглашу тебя в гости,

Друг мой единственный. Сядем

С тобой во дворе, под орехом,

И будем слушать в молчанье,

Как ветер в бесплодной кроне

Шумит. Ведь слова нам с тобою

давно уж не нужны, мой милый!

 

***

О сон среброрукий, что ты

Сегодня покажешь мне, бедной?

Опять ту вокзальную площадь

Под жёстким полярным солнцем,

Покрытую угольной крошкой,

И эти лишенные тени

В серых одеждах фигуры?

Я их никого не знала,

И я не была там, право,

И с ними не выходила

На этот перрон дощатый.

О сон среброрукий, опять ты

Не ту поставил мне пленку!

Мне сниться должны бы лодки

На волжских просторных водах,

Да всплеск одинокой рыбы,

Да чаек речных разговоры.

Узнать бы, кому это снится!

Возможно,

В роддоме нас перепутали?

 

***

Пролетали белые за окнами птицы,

Облака пролетали, гонимые ветром восточным,

Пролетали ангелы на колеснице,

Погоняли коней полнощных плетью огнистой.

Пролетало неба полотнище между нами,

Ударяя холщовым краем, дождем набухшим.

Пролетала белая бухта, хлопая парусами,

На качелях рощи березовые пролетали.

Это мальчик-бог расшалился в своём чертоге,

Сладил лук, разметал золотые стрелы по поднебесью…

И одна, бесполезная, на твоем упала пороге,

А другая ржавой острогой

Впилась в моё сердце.

 

МАТЕРИ

 

Бабочка, бабочка! Я упустила тебя

Только пыльца золотая запятнала ладонь.

Грубую пальца печать ты унесла на крыле

Изучит небесный эксперт линий волнистый узор.

Мне же остался шелест вкруг лампы ночной.

Мёд на губах…

 

***

Ещё спадёт жара. Не бойся.

Пойдут дожди, и тенью от горы

Укроет город наш пастушка-осень,

И поведёт сквозь зыбкие дворы

В ковчег свой золотой по сходням ветхим

Пугливые стада кудрявых тополей

Заламывать редеющие ветки

Под ножницы незримых стригалей.

И запоздалый мотылёк взовьётся,

Освободясь из шелковистых пут,

Блеснёт травинка инеем на солнце,

И будет день. И будет жизнь и труд.

 

***

Непоправима только смерть –

Подруга мне сказала,

Подруга давняя моя,

И лампочку зажгла

Кругом слетались мотыльки

Мохнатые, как вечность,

И пили с блюдца сладкий чай,

Сирень еще цвела.

Тогда сирень ещё цвела,

И из кустов сирени

Следил хозяйский тощий кот

За нашим рандеву.

Так мы сидели за столом –

Мы, мотыльки, и вечность,

И космос бездной золотой

Клубился сквозь листву.

____________________

*«к счастью» — потому, что без Анкудинова про Майкоп не знали бы вообще.

Комментарии

No post has been created yet.