Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Тыл. Глава 1

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2842
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

   Олег Глота, вернувшись с фронта, несколько дней поил друзей под круглосуточным супермаркетом нерядовым алкоголем. «Нарядившись» до безоблачного состояния, он, смеясь и икая, рассказывал истории о пережитом. На пятые сутки такого времяпровождения Олег пришёл домой, заперся у себя в комнате, надел постиранную матерью военную форму, лёг на кровать, обложил себя иконами, заткнул уши наушниками включив на полную громкость плеер и сделав себе «золотой укол» т.е. смертельную инъекцию наркотического препарата – умер.

   Как выяснилось позже, наркоманом Олег стал на войне. Соседи полушёпотом делились сплетнями о самоубийце и диких обстоятельствах его смерти.

 

   На похоронах, когда из подъезда вынесли гроб, для последнего прощания, собралась большая толпа любопытных, подогретая всевозможными слухами.

 

1

 

   Лутковскому Владимиру Александровичу шёл 35-й год. Он жил в Киеве, работал редактором, но считал себя писателем. Впрочем, публикации в литературной периодике смело подтверждали перед интересующейся публикой его репутацию литератора.

   Писал он обычно бойко, много и успешно. В начале лета 2014 г. Лутковский задумал написать повесть «Тыл». Эта мысль пришла ему в пляжной шашлычной, где он отдыхал в компании литераторов. Говорили о войне и о девушках, аппетитно греющихся в щедрых лучах того лета. Лутковский озвучил свои планы на повесть. Планы всем понравилась. За них и выпили. Впрочем, планы так и оставались планами. Постепенно Лутковского захватила суета. Вернее это он объяснялся с собой, что его захватила суета. На самом деле суету он искусственно создавал, что бы оправдать свою неспособность, что-либо написать на эту тему. Сама тема, которая раньше ему представлялась обширной и значительной, при ближайшем рассмотрении определялось несколькими обидными словами, которые Лутковский и сам произносил, рассказывая о своем замысле. Следует сказать, что рассказывать о будущем произведении Владимир любил, особенно в пьяном виде и, особенно при посторонних слушателях, а ещё лучше слушательницах. Привычная компания давно охладела к этим разговорам и просто-напросто перестала замечать их. Проще было забросить тему, но Владимир не мог на этом успокоиться. Тема действительно волновала его.

   Лутковский выключил телевизор, по которому начинались общенациональные новости, и взял в руки телефон. Он задумался, кому бы позвонить, дабы взбрызнуть алкоголем поганое настроение. Адресная книга на телефоне предлагала массу соблазнительных вариантов. Можно было прямо сейчас вызвонить несколько бойких подруг и разговорчивых приятелей и преотлично провести остаток дня, шатаясь от кабака до кабака по центру города, впрочем, можно было проложить и другие маршруты. К примеру, плюнуть на всё и «зарыться» на сутки в тёмные пивные Лукяновки с их диким, непредсказуемым контингентом, глядящим сквозь окружающую действительность мутным, как табачный перегар взглядом. Смотреть в эти далёкие, пустые глаза, не слушая, что говорит собеседник думать о своём, сакральном, о том, что в нормальной бытовой обстановке не придёт в голову. Этот вариант показался Лутковскому самым соблазнительным, но одному опускаться на это дно он сегодня не хотел. Нужен был собеседник. Лутковский опять начал просматривать телефонную книгу и очень скоро убедился, что люди способные поддержать беседу не на уровне анекдота, все вне зоны досягаемости. Владимир отложил телефон и закрыл устало глаза, но тут раздался звонок в дверь.

   Открыв дверь, Лутковский увидал перед собою пожилую соседку, в руках у которой был лист бумаги и ручка.

- Деньги на похороны – бодро и в упор сказала она – кто сколько может.

   Лутковский быстро, но почему-то на цыпочках забежал в свою комнату, и, вывернув бумажник, отсчитал половину из всей наличности, что у него была. Так же быстро, галопом он вернулся к общественнице и вручил ей деньги.

- Фамилия ваша? – повелительно сказала тётка.

- Лутковский – покорно ответил Владимир – желая поскорее отделаться от навязанной ему благотворительности.

- Сколько здесь денег? – не унималась тётка.

- Не знаю…триста двадцать девять – пересчитал он.

- Ого.

- Ничего, ничего, берите.

- Вы больше всех дали.

   Лутковский, не простившись, со скверным чувством захлопнул дверь. Но звонок затрещал вновь. Владимир, сжигаемый внутренним негодованием, открыл дверь снова и увидел, что и ожидал – т.е. туже тётку, которая грозно подступила к нему:

- Что же вы дверь закрываете под носом? А список, а роспись!

- Какой список? – растерянно спросил Лутковский.

- Вот здесь – женщина протянула Владимиру лист бумаги – укажите квартиру, фамилию, сумму и подпись поставьте. Так положено.

   Лутковский послушно взял ручку, лист бумаги и, прислонив его к стене, попытался вывести на нём свою фамилию, но ручка предательски не писала. Поднажав, Лутковский добился только того, что проколол список:

 - Ручка не пишет, я сейчас – как можно спокойней сказал он – и мысленно проклиная тётку, пошёл к себе искать ручку. Как оказалось, это была непростая задача. Но перерыв почти всю комнату Владимир нашёл то, что искал и снова вышел в коридор. Женщина подала ему лист бумаги. Ставя свою роспись, Лутковский заметил, к своему неудовольствию какие суммы, подавали соседи. Почти всегда это было двадцать гривен. Ровным, каллиграфическим столбиком эти цифры упирались в его триста двадцать девять. Лутковский нервно потёр ногой об ногу и отчего-то почувствовал себя полной сволочью. Угрюмо он всучил список активистке и, тихонько прихлопнув за собой дверь, аккуратно посмотрел в глазок. Женщина всё еще стояла на лестничной площадке. Лутковский внимательно смотрел не неё. Она одела очки, посмотрела на список, что-то пробормотала, спрятала полученные от Владимира деньги в пухлый конверт и отправилась на этаж выше. Лутковский в нервном подъёме вышел на балкон, прихватив по дороге пачку сигарет. На душе у него сделалось невыносимо. – «Вот какого я подсматривал за ней» - подумал он, сделав первую затяжку и облокотившись на перила балкона. Он мрачно посмотрел на улицу.

   Перед подъездом, на асфальте лежали разбросанные в беспорядке цветы – следы недавних похорон Олега. Возле бордюра валялся черный платок. На улице не было ни единой души. От этого зрелища Лутковскому неожиданно сделалось уютно. Он с удовольствием сделал еще одну затяжку и мысленно отметил, что на похоронах, он отчего-то всегда себя чувствует неплохо. Мало того, именно он является инициатором внеплановых поминок в дорожных кафешках, а то и вовсе под забором, которые, порой заканчиваются неприличным ржанием поминающих. Впрочем, смех на похоронах скорее закономерен – подумал Лутковский.

   В дверь снова позвонили. Лутковского передёрнуло – «не буду открывать» - подумал он – «еще чего доброго на поминки затянут». Звонок повторился. Лутковский шёпотом, кратко матюкнулся и продолжил стоять на месте. Эта навязчивость настроила его решительно. Лутковский окончательно окреп в мысли напиться вне дома. К осуществлению этого немудреного плана Владимир решил приступить незамедлительно, но после того, как докурит сигарету. Он опять облокотился на перила и посмотрел во двор. Некоторое время было тихо, но внезапно, в этой статичной летней заторможенности открылась дверь подъезда и на улицу нехотя, вразвалочку вышел человек в камуфляжной куртке. Он вытащил пачку сигарет, чиркнул зажигалкой, выпустил клуб дыма и, повернувшись лицом к дому, посмотрел прямо на Лутковского. Владимир сразу узнал своего друга Марка Ленца.

- Ты что не открываешь? – крикнул Ленц, прикрыв глаза козырьком ладони.

- Быстрее заходи – обрадованно прокричал в ответ Лутковский.

   Марк, подхватив рюкзак, нырнул в подъезд. Владимир, раздавив недокуренную сигарету о дно пепельницы, отправился открывать дверь.

 

 

Привязка к тегам Тыл

Комментарии

Тыл. Глава 2
   Марк Ленц был одним из немногих закадычных друзей Лутковского. Они познакомились на одном из литературных фестивалей, когда в гостинице их поселили в один номер. Сошлись они быстро. Широк...
Иногда молодым людям нужно заняться сексом с безупречно милыми индивидуалками. Они милые шлюхи рекомендуют вам воспользоваться своими предложениями сексуального характера.