Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Укол от доктора Чехова

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1304
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Укол от доктора Чехова (youtube, программа «Тексты в действии», А. Скидан, лекция «Распыленная событийность и децентрированная структура в драме Чехова», случайный слушатель, заметки на электронных полях)

      Не всякая лекция напластовывает на первое впечатление новые и новые слои размышлений, взламывает, освобождается от них, возвращает к себе и заставляет найти листок с разбросанными фразами-откликами, написанными прямо тогда, по ходу дела, но от дела несколько отстоящими, так что, догадываюсь, именно это отстояние и требует внимания. Не у каждой лекции записи не только фиксируют сказанное, но идут куда-то в сторону, и вся эта боковая поросль, особенно взъерошенная около какого-то выбранного ею узла, вдруг сбрасывает ряженье и оставляет обострённо вопросительное состояние с вопросом к самому себе: что в рассмотрении свершившейся в канун 20 века театральной метаморфозы, в её современном структурном разборе, так болезненно отзывается и длится.

     Зрительское зрение, приученное классическим театром к визуальной яркости внешнего центра-источника событийности и понятности, должно было быть перестроено на видение слабых, тонко нюансированных сигналов. В помощь ему создается невероятной сложности аппарат – многомерная, интонационно-пластически оформленная машина актерской игры в пространстве «лавины» вещей-знаков. Это не театральный бинокль, не микроскоп Гука - это электроника, вторгающаяся в глубины человеческой материи и открывающая, нет, не новые подробности, какие нам подкидывает зуммирование карт, но, вдруг, совершенно иную реальность, парализующую поначалу своей неопределенностью, которая, если не бросить дело смотрения, предстает как определенность, не схватываемая причинно-следственной сетью. Эта определенность свободнее, непонятнее, труднее, события в ней происходят по-другому, да и сами события – не те, что производились смысло-порождающим центром классической драмы.

     Изъятие центра, переструктурирующее весь театральный микрокосм, предупредительно (а на медицинском языке – профилактически) сообщало о возможной болезни – болезни несамостоятельности, болезни несостоятельности, которая может развиться, если ребенок не распознает, что культура завершает своё существование в роли няньки. Зрителю сообщалось и продолжает сообщаться, кроме многих иных смыслов спектакля, что очаговая форма существования культуры не переносима на масштабы массовых обществ, и лишенный центра человек либо начнет подражать старым образцам, выхолащивая из них всяческую жизнь и доводя до пустых форм (коммуникация ради коммуникации, передвижение ради передвижения, занятость ради занятости), либо он останется с самим собой, незнакомым, не совпадающим с внешними ролями и удобным представлением о себе, не побоится неопределенности, через которую надо суметь пройти, чтобы познать определенность и значительность другой событийности, и, главное, проделать это всё самому, создавая культуру самостояния.

     На фотографии драматический (в смешении с другими жанрами ) момент - упование на маленький паровозик, в котором и невозможность разрыва с детскостью, и любовь к предметам, которые увлекают-переносят в безболезненные искусственные пространства, и продолжающаяся нерешительность на серьёзные решения, и безучастность к большому Миру как странная месть зрячего, не желающего отправляться в путь без поводыря.

В тексте приведена фотография сцены из «Вишневого сада» в постановке итальянского режиссёра Giorgio Strehler.

Привязка к тегам А. П. Чехов А. Скидан

Комментарии

No post has been created yet.