Мы уже рассказали веселые истории и байки о первых шести шахматных королях. На очереди седьмой чемпион мира Василий Смыслов.

 

Бунт в «Кащенко»

В конце сороковых годов Смыслов зашел как-то к Николаю Зубареву, начальнику отдела шахмат Комитета по физкультуре и спорту, и стал свидетелем необычного диалога... В кабинет ворвался незнакомый мужчина и сообщил Зубареву, что у него есть весьма ценное предложение.
- Какое? - заинтересовался шахматный начальник.
- Я предлагаю срочно передать ваш Комитет в ведение Министерства здравоохранения, поскольку шахматы чрезвычайно способствуют здоровью.
- Извините, а вы, собственно, сами по какому ведомству? - спросил Зубарев.
- Я из психбольницы Кащенко, у нас там все поголовно играют в шахматы и чувствуют себя прекрасно.

Хозяин кабинета понял, что с этим посетителем шутки плохи, и пообещал, что предложение его будет тщательно изучено и вне сомнений претворено в жизнь. А когда пациент Кащенко закрыл за собой дверь, Смыслов и Зубарев долго смеялись, никак не могли прийти в себя.
Но самое смешное, что спустя несколько лет, в 1953-м, Комитет по физкультуре и спорту действительно передали в ведение... Министерства здравоохранения. Неужели экспансивный собеседник Смыслова и Зубарева добился-таки своего?! Впрочем, такой союз здоровья и спорта продолжался недолго: через год Комитет по физкультуре и спорту полностью вернул себе самостоятельность. Говорят, правда, что в Кащенко по этому поводу был шахматный бунт.

 

Понимающая супруга

Нескольких гроссмейстерских жен спросили, как они играют в шахматы. Когда очередь дошла до супруги Смыслова, она дала замечательный ответ:
- В шахматы я не играю, но позицию, однако, понимаю.
Узнав о таком ответе Надежды Андреевны, к тому времени ставшем афоризмом, Марк Тайманов был потрясен и с грустью сознался: >br>- А я, увы, наоборот: в шахматы играю, но позицию часто и не пойму.

 

Жена всегда права

В 1962 году в чемпионате страны Смыслов отложил партию с мастером Арониным и убедился дома, что его позиция безнадежна. Он решил позвонить судье и сдаться.
- Ни в коем случае, - запротестовала Надежда Андреевна. - Ты должен бороться!
- Но шансов на спасение нет.
- Я сказала: иди и играй.
Смыслов отправился на доигрывание и этюдным способом добился ничьей.
- Надя, поздравляю, - позвонил он жене, - ты лучше меня оценила эндшпиль!

 

Экспансивные зрители

На турнире претендентов в Бледе при переполненном зале игралась важная партия Таль - Смыслов. В какой-то момент гроссмейстеры начали серию разменов. Не успел Смыслов взять коня, как тут же раздались бурные аплодисменты. Таль похолодел: он решил, что зевнул фигуру. Но все-таки дрожащей рукой ответил взятием, и снова - овации в зале. Теперь Смыслов опешил: подумал, что просмотрел эффектный удар. Так повторилось несколько раз. Нервы соперников уже не выдерживали. И только через пять ходов, когда они сообразили, что зрители сопровождают аплодисментами каждое взятие своих кумиров, Таль и Смыслов немного успокоились.

 

Ария гроссмейстера

Дирижеру Мариинского театра Борису Хайкину понравилось пение Смыслова.
- Раз так, - сказал шахматный король, - не будете ли вы возражать, если я спою у вас в театре?
- С удовольствием предоставим вам сцену, - ответил Хайкин, - но разрешите дать на афише такую рекламу: «Партию Елецкого исполняет гроссмейстер Смыслов».
Василий Васильевич обиделся и отверг предложение.

 

Интуиция

Однажды я присутствовал при анализе важной отложенной партии в командном чемпионате страны. Участники сборной Москвы собрались вместе, чтобы отыскать необходимый выигрыш в ладейном окончании. Гроссмейстеры и мастера были возбуждены, лихорадочно переставляли фигуры на ферзевом фланге. Один Василий Васильевич сидел неподвижно. Наконец он предложил свой ход: скромное перемещение ладьи в далеком от основных событий месте - на королевском фланге. Ход выглядел нелепо, коллеги чемпиона мира дружно отвергли его и вновь сосредоточили внимание на ферзевом фланге. Смыслов долго молчал, но через десять минут снова сделал свой ход ладьей. Ситуация повторилась - гроссмейстеры общими усилиями убеждали своего лидера, что он ищет истину не там. Спустя еще двадцать минут Смыслов в третий раз занял ладьей выбранное поле и тут уж принялся за дело - доказал, что только этот ход и ведет к цели. Интуиция не подвела шахматного короля. На следующее утро желанное очко было завоевано, и команда столицы стала чемпионом.
В 90-е годы, когда Смыслову уже перевалило за семьдесят, он как-то пожаловался Тайманову, что ему стало трудно рассчитывать длинные варианты. «Василий Васильевич, вам это совершенно ни к чему, - возразил собеседник. - У вас есть правая рука, которой можно смело довериться. Куда она поставит фигуру, там и будет для нее лучшее поле». И это не совсем шутка: даже в преклонном возрасте Смыслов успешно выступал в турнирах, полагаясь на свою прославленную интуицию.

 

Прогресс

В 1994 году Ботвинник и Смыслов последний раз вместе оказались за границей. В Белграде проходил товарищеский поединок между шахматными ветеранами России и Югославии. Смыслов возглавлял российскую команду, а Ботвинника пригласили судить матч. На заключительном банкете Смыслов охотно спел несколько арий.
- Почему вы так давно не пели, - спросил его Борис Хропов, президент Шахматной федерации Санкт-Петербурга, - а теперь выходите на сцену гораздо чаще?
- Увы, меня стало подводить зрение, - объяснил солист оперы, - это мешает играть, но не мешает петь...
- Должен заметить, что Василий Васильевич стал петь намного лучше, чем раньше, прогресс налицо. - Ботвинник снова взял на себя судейские обязанности. - А ведь я его слушаю уже полвека...
А в 1996-м, в канун своего юбилея, Смыслов впервые в жизни дал сольный концерт в Большом зале Консерватории - высший успех в карьере любого певца!

 

Товарищи по партии

Сборная СССР играла товарищеский матч в ФРГ. В Союзе тогда были перебои с продуктами, и вся команда с удовольствием завтракала в роскошном пятизвездочном отеле. И тут прибежал руководитель делегации, дескать, пришли немецкие коммунисты, надо с ними сфотографироваться. Естественно, вставать из-за стола никому не хотелось. И тут нашел выход из положения Смыслов. «Марк Евгеньевич, - обратился он к своему коллеге Тайманову, единственному среди них члену КПСС. - Там пришли ваши товарищи по партии. Пожалуйста, уделите им внимание, а мы вас здесь подождем».

На фотографии Василий Смыслов играет со своей любимой кошечкой Белочкой.