Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Вне стен

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1465
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

***

Голоса за стеной -

видели мир другой.

Но мир мой

огранен

стеной

и тверд,

как якутский алмаз

 

(Но не сияющ - сер

как выхлопной газ).

Печален его удел.

Уродлив иконостас.

А прямо под той стеной

Лежат герои плашмя горой

Апофеозом нравственных войн -

Те, кто меня спас.

 

 

 

Венеция

 

***

Венеция - город-миф,

плод воображения,

связанный с матери-

ком лишь пуповиной моста Свободы.

Плод, рожденный не до конца.

Город-двойник Фив:

Среди вод рождения

удостоен лев, а не сфинкс:

тетраморф нового образца.

Венеция, город-герой,

ждет своего героя.

Гéрой-Юноной прерваны роды,

на город наслано горе:

море стремится к небу,

acqua alta (читай, наводнения).

 

И если история движется по спирали,

кто же достоин быть дожем?

Приди, Эдип!

 

 

Сан-Пьетро

 

***

Изломанная прямая Fontamente San Pietro

прельщает своим спокойствием

и отсутствием ветра.

Безлюдностью, плеском моря

волнами о доски лодок,

отсутствием крика чаек,

понятий "свое" — "чужое".

Здесь произносишь "мертвое",

а слышишь лишь - "не живое".

Время, как таковое,

пока не нашло это место.

Это не точка застоя -

время здесь неуместно.

Созданное часами,

время нас всех тревожит.

Звоном, колоколами

время на смертность множат.

Изломанная прямая

набережной San Pietro

избавлена от умирания.

Здесь не боятся смерти.

 

 

 

Лондон

 

***

"Нет города в мире, который бы больше отучал от людей и больше приучал бы к одиночеству, как Лондон"

А. Герцен

 

Название Лондона - бой часов

с башни Елизаветы:

маятник - lone, маятник - don,

звук помножен на ветер.

Подхвачен воем бездомных собак,

город облюбовавших,

шагами поддержан туристов-зевак

и местных, от них уставших.

Весь этот шум окунается в дождь,

играющий музыку фона.

А ты эту песню невольно крадешь,

что, впрочем, вполне законно.

 

Нет города в мире который учил

бы жить одиноко как Лондон.

А если вне мира, то только один:

Утопший волшебный Макондо.

 

 

 

***

В стране, чей язык не знает слова "тоска"

как хотел я, как мог кому-то себя объяснить?

Тоска тянет душу вон из тебя,

говорил им,

душа - это краска; а тоска - это кисть.

 

У тоски длинные, уверенные мазки,

от нее не спастись.

Но можно отдаться, можно поддаться, тогда

ласково, нежно, как Ева, обнимет тебя тоска.

 

 

Паломничество в Хампстед

Город Лондон прекрасен. На Hampsted Hill

сады тонут в зелени, деревья тянутся к солнцу,

вверх, как рука утопающего из воды.

Но дотягиваются лишь до окон.

 

Белокаменный дом встречает гостей приветливо

таким же как остальные, неприметным крыльцом.

На него опоздавшую корреспонденцию

кладет полуденный почтальон.

 

На перекрестке улиц «Пруда» и «Бессмыслицы»

сбилась автобусов красная рыба в косяк.

И голос того, кто жильцом здесь больше не числится

путь мне указывает, как маяк.

 

 

 

Монтрё

 

***

Облако, как бывалый фокусник,

выбеливает Альпы с лица Земли,

будто бы вырисовывая ее край:

конец ойкумены, недостаток данных.

Взываешь к небу: "отдай",

однако оно непреклонно.

Правда, проходит время,

Альпы выныривают из Лемана

неудавшейся Атлантидой.

И жизнь начинается заново.

 

 

*** 

Умереть не страшно - здесь и сейчас,

гроза над Леманом - апофеоз эстета

с балкона взирающего на иконостас

гор. Так в одиночестве в Во я проводил лето.

Как далеко - большинство!

Как далеко - пересуды света!

Зачем мне мир, когда есть Монтрё,

зачем мне рай, когда есть Монтрё?

Шато из слоновой кости - мое, мое!

Плато Лемана - тоже мое!

 

О, дни обмана!

Озеро - рваная рана.

Завидую тем, кто лет через сто

здесь вместо меня откроет вино

и новый стих возгласит как осанну.

 

 

Память, молчи!

С каждым словом все резче,

Еще -

Желание выбрасывать вещи,

Которые - квинтэссенция прошлого.

Спасайся, материализм!

Все самое любимое -

К кострам беспамятства!

Оставь меня, Мнемозина.

Закидаю тебя камнями,

Переименовав в Магдалину.

Нечего было нарушать спокойствие и тишину!

 

Не хочу ни тяжкого посоха,

Ни пустой сумы.

Чем же я виновен-то,

Мать сыра земля?

Куда б ни шел,

Все несу тебя

В легких коробе.

В каждом выдохе, звуке и слове.

Кем-то, должно быть, я проклят,

Кем-то раздвоен.

 

Неудачные попытки амнезии

Приводят к тому, что прошу

"Мнемозина, останься!"

Это так унизительно,

Ползаю перед ней на коленях,

Целую руки, хватаю из них книги,

Прошу рассказать о России.

Эта глупая страсть - она примитивна,

Она - неискоренима.

После таких истерик засыпаю под утро.

Сжимая в руках доказательства

Нашей ночной связи.

Я ужасен!

Я бессилен, Мнемозина!

Комментарии

No post has been created yet.