Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Воскресе из мертвых

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1106
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

   Я попробую рассказать эту историю. Мне кажется, этот опыт важен не только для меня.

 

   В ноябре 2016 года у меня внезапно, скоропостижно умерла жена. Это событие потрясло меня настолько, что я сосредоточился исключительно на собственных эмоциях. Начальство это заметило и деликатно отправило меня в отпуск, даже оплатив мои переживания.

   Просидев несколько дней дома, я понял, что погружаюсь в некий душевный недуг. Тогда я бзвонил своих приятелей, но все они были заняты более или менее важными делами, кроме одного давнего, еще школьного товарища Феликса Р. Он сообщил мне, что болен и сейчас находится дома. Я предложил навестить его. Он, удивившись, согласился.

   Виделись мы с Феликсом довольно редко, хотя в своё время почти не расставались. Пару лет назад он, если так можно выразиться изменился. То есть он отошел от общей компании и вскоре мы узнали, что Феликс стал посещать церковь. Обыкновенную каноническую православную церковь. Меня это не удивило, не огорчило и не обрадовало. Я принял перемены в жизни приятеля спокойно, если не сказать равнодушно. Хотя, может быть, это уточнение было лишним.

   Внешне, поведение Феликса осталось прежним. Он не был навязчивым, как адепты сект. Он не проповедовал свои убеждения. Но, как я понял, привычные жизненные схемы Феликса уже не удовлетворяли. Как говорится, наши дороги разошлись, хотя и не далеко, в пределах видимости друг друга. И вот я шёл к нему домой. Мы живём недалеко друг от друга.

   В гастрономе у дома, в котором живёт Феликс, я купил фрукты, и, немного помявшись возле стенда с алкоголем, также приобрёл бутылку коньяка, на всякий случай. Через несколько минут Феликс открыл передо мной дверь. 

   Обстановка его квартиры почти не изменилась с тех пор когда я был здесь последний раз. Аскетичный, хотя и довольно стильный набор мебели, состоявший из книжных полок, дивана, журнального столика и трёх стульев, несколько картин на стенах подписанных значимыми именами и внушительных размеров аквариум. Это всё, что было в его комнате. Икон было не много вопреки ожиданиям. В «красном углу» висел только образ Спаса и фотография какого-то монаха. Феликс пригласил меня присесть. Вручив ему пакет с фруктами я сел на стул.

- Вот, коньяк принёс – сказал я.

- Тогда доставай его – ответил Феликс. –  Несколько глотков не помешают почти здоровому человеку.

   Коньяк был поставлен на стол. Феликс принёс бокалы и вымытые фрукты.

-  За что выпьем? – спросил он.

- За твоё здоровье.

- Нет, давай за встречу – настоял Феликс и, чокнувшись со мной, отпил глоток. – Давно не виделись – сказал он, и внимательно посмотрев на меня. 

   Мне захотелось сходу рассказать историю, которая давила меня, поделиться тем мраком, который был уже моей частью, но что-то меня остановило. Но, я промолчал под его взглядом. Мне хотелось, чтобы он первый предложил тему. По-видимому, Феликс что-то понял, и облегчил мне задачу самым простым вопросом: - «Как ты поживаешь?» - Только вопрос был задан не равнодушно, как его произносят большинство людей. Феликса действительно интересовала причина моего неожиданного прихода. Я это почувствовал.

   Постепенно, я рассказал ему всё, что происходило со мной в эти дни. Разговор получился немного скованным. Я ждал от приятеля чего-то большего, в свою очередь Феликс, то ли не мог понять чего-то, то ли что-то не договаривал, но вернее, как показалось мне, стеснялся более глубокой беседы. Он был подавлен моей новостью, и что с этим делать он похоже не знал. Даже коньяк, принесённый мной, не разогрел разговора и так и остался до половины невостребованным. Смута опять накатила на меня вместе с ранними зимними сумерками. Феликс включил свет в квартире. Блеснул киот на образе Спасителя. Я подошёл к нему и стал рассматривать икону.

   Это был образ, по-видимому, конца 19-го начала 20-го века, написанный уже маслом, а не темперой. Уточнив свое предположение у Феликса, я получил утвердительный ответ. К образу была прислонена цветная фотография монаха. - «Кто это?» - спросил я у Феликса. Он ответил, что это монах, который недавно представился на Афоне. Я отметил про себя очень красивое, одухотворённое лицо старца и более чем осмысленные глаза. От этого созерцателя было трудно отвести взгляд. Я рассматривал фото новопреставившегося довольно долго. За спиной молчал Феликс. Внезапно мой визит мне показался крайне неудачным. Наскоро и неловко простившись, я вышел из квартиры.

 

   На улице было еще довольно светло, но ранние зимние сумерки уже сгущались в ночной мрак. Впрочем, огни рекламы и витрины хорошо освещали улицу. Я задумался о визите. И понял, что ждал от Феликса не утешений, ждал чего-то гораздо большего, того, что бы смогло заполнить мою пустоту. Скорее всего, и Феликс это понял. – «А раз понял, то конечно и не смог дать того, чего у него не было» -  резюмировал я и закурил.

   Внезапно в толпе мелькнула фигура старика, и прежде чем я узнал его, старик вышел из людского потока, подошёл ко мне и сказал – «Христос Воскрес из мертвых!». Я в некотором ступоре узнал того самого афонского монаха, которого увидал только что на фотографии в квартире Феликса.

   Это был он, только не в монашеской одежде, а в обыкновенном наряде городских стариков. Но, даже увидев его в таком виде, я не мог обознаться. Слишком запоминающиеся лицо и глаза решительно говорили о том, кто мелькнул передо мной. Немного отойдя от этого явления, я поспешил догнать монаха или... в общем, того, кто мелькнул передо мной. Несколько секунд я не знал, как поступить дальше, но очень скоро пришёл  в себя, для обдуманных решений.    

  

   Старик уверенно передвигался в потоке людей. Шагая за ним я, стараясь не упустить его из вида. Несколько раз, мне казалось, что потерял его, но его силуэт снова появлялся передо мной. Наконец он остановился на трамвайной остановке. Став позади него, я решил проследить, куда он направляется и по возможности заговорить с ним. Правда, я не знал, как начать разговор.

   Вскоре к остановке подошёл трамвай. Вместе с потоком пассажиров старик зашёл в транспорт. Я поспешил за ним. Кто-то уступил ему место. В вагонной неразберихе я протиснулся поближе к объекту наблюдения и крепче ухватился за поручень, таким образом, зафиксировав своё положение.

   Вагон тронулся. С непривычки меня сильно качнуло, и я задел плечом рядом стоящую женщину. В ответ она меня также толкнула плечом и зло крикнула: «ты чего навалился?». От этого неожиданного упрёка я пришёл в ярость. Мне хотелось матерно послать тётку, но неожиданно прозвучал голос старика. Вернее я понял, что говорит именно он, хотя в тот момент я не видел его самого, отвлечённый историей со скандальной тёткой – «Тесно тому, кому идти некуда» – говорил он какой-то пожилой женщине – «так что садитесь вместо меня. Я постою. Мне так привычней». Женщина села на его место, поставила пакеты на колени и тут же застыла в каком-то изумлённом ступоре. Широко открытыми глазами она, как казалось, никуда не глядела и ничего не видела.

   Я в упор рассматривал старика, он мельком взглянул в мою сторону, но не остановил на мне взгляда. Раскачивая пассажиров и неприятно позвякивая, трамвай ехал по городу. Через стекло я видел, как мне казалось, скользкие улицы, по которым бессмысленно шли люди. В окне отражались прозрачные силуэты пассажиров, в том числе и мой. Этот коллаж растревожил меня еще больше. Чувство неприкаянности внезапно накатило на меня. Отведя глаза от собственного силуэта, я наткнулся на «призрак» старика. Он, так же как и все полупрозрачной тенью бессмысленно раскачивался в трамвайной тряске. «Собственно, отчего я решил, что этот старик тот самый монах?» - подумал я, глядя на его отражение в мутном трамвайном стекле – «То, что он так странно поприветствовал меня – ничего не значит. Мало ли юродивых в городе». – Я оглянулся на старика, и мне стало стыдно, что я пошёл за ним. Закрыв глаза, я уткнулся головой в собственную руку. Пустота накрыла меня.

   Через несколько минут водитель объявил остановку. Двери открылись и неожиданно много людей, молча, двинулось к выходу. Меня опять закружило в этом водовороте. От этого мне стало не по себе и захотелось выйти из трамвая, нанять такси и отправится домой, в привычный уют. Но неожиданно я вспомнил о своей потере, о том бесцветном мире, в который мне предстояло возвратиться, о пустоте, которая ждала в квартире и тоска снова перехватила горло. В этот момент я опять вспомнил о старике и тут же наткнулся на его взгляд. Это было мгновение, но и этого мгновения было достаточно, чтобы опять вспомнить, почему я пошёл за ним.

   Люди толкали меня к выходу. Несколько раз я огрызнулся и, таким образом отвлёкся.

Когда я попытался вновь выловить в толпе взгляд, то тут же понял, что потерял старика. Я не мог сообразить, он вышел или остался в салоне трамвая. Испуг накрыл меня. Мне показалось, что он навсегда растворился в потоке людей. Поняв, что дверь вот-вот закроют, я решился выйти, чтобы бежать на его поиски.  «Мне до конечной» – внезапно послышался его голос. Я оглянулся и тут же увидел его. На этот раз он разговаривал с таким же пожилым человеком, как и он сам. – «Я теперь там» - сказал он своему приятелю и улыбнулся. Тот улыбнулся в ответ и сказал ему:

- К тебе теперь многие идут. Как ты успеваешь-то в такой суете?

- Не идут, а топчутся на месте – ответил старец – Только и слышно, что помоги да помоги, помоги да помоги... Вот я говорю одному, мол, не один ты просишь у меня, мол, многие, вон, сколько вас, и не могу, не успеваю сразу всем я помочь. А он молчит, да опять за свое. –  Что же делать с тобой? – говорю, - давай так, ты поможешь тому и вот этой, это и тебе по силам, а я освобожусь и тебе помогу. Идёт? А он не слышит вроде как… да опять всё о себе, да о себе бормочет.

                                                                                                   

   Трамвай остановился. Старики поддерживая друг друга направились к выходу. Я последовал за ними.

   Было тихо. В разные стороны расходились последние пассажиры. Первый снег метался под фонарем, тускло освещающим улицу. В этом желтоватом свете я увидел, что друзья, попрощавшись, расходятся в разные стороны. Тогда я решился на знакомство со старцем. Я быстро подошёл к нему и торопливо сказал:

- Прошу прощения…

   Он обернулся, внимательно посмотрел на меня и ответил:

- Проси. Конечно, проси, и Он обязательно простит. Только и ты прощай, даже тех, кто не попросит… ну, прощай.

   На последнем слове он развернулся и скоро пошёл от меня. Я смотрел ему в след, пока он не скрылся в темноте. Взволнованно я огляделся и внезапно узнал местность, где находился. По очертаниям церкви и красному забору я понял, что стою совсем недалеко от городского кладбища, где недавно я уже был, когда хоронил жену.

 

21.12.16 Буча 

Привязка к тегам рассказ

Комментарии

Зуб классика
- Куда пошли? Нет, только не в этот клюб? Там менеджеры, да и все столики, наверное уже засижены стрёмной публикой.   Заведение находилось в самом центре Киева, на Рейтарской улице и представлял...
Туннель
   Протиснувшись в вагон метро, просочившись в свободный угол, журналист Троекуров  развернул только что купленную газету и тут же почувствовал себя плохо.     ...
Селедка
   Стандартная кухня в городской квартире. Плита, мойка, несколько табуреток расставлены впритык к столу. В углу сытой утробой урчит холодильник.    Дверь на балкон открыта, хотя...
Бедный старик
Бедный старик, он, всякий раз принимает меня за сиделку. Вот и сегодня – взглянул строго, приложил ладонь к уху и стал «звонить» сыну. - Алё! Гошка? А у меня тут сиделка. Хорошая. Это ты прислал? Ну,...
Колдун
   Часы пробили полночь, когда Жупан Григорий Степанович понял, что он колдун, а не Заслуженный Артист Украины. Он откупорил очередную бутылку тутовой водки, отпил из горлышка треть и тревож...
Еврейский мальчик
– "Что делать?" – спросил нетерпеливый петербургский юноша. – Как что делать: если это лето – чистить ягоды и варить варенье; если зима – пить с этим вареньем чай. В. Розанов   Сегодня к нам в...
Чёрный квадрат Времени (к дню рождения К. Малевича)
    Я никогда не считал «Черный квадрат» Малевича живописью в полном смысле этого слова. Когда о «Квадрате» говорили, что это манифест, трибуна, генератор идей, я соглашался. Но и хулите...
Верующие
Два дня до Воскресения.    Суета сует.      Суетится город Киев как библейская Марфа.    Хозяйки обмениваются рецептами куличей, извлечёнными из недр Интер...
Back in the U.S.S.R
Лето. 90-егоды. Небольшой провинциальный город. Компания молодых людей, в том числе и я, собралась по «великому» поводу. Кто-то привёз из Москвы запись самого нового альбома… далее я спокойно ссылаюсь...
Шептуха (Современные ведьмы Украины)
Весной этого года я побывал в небольшом местечке Седнев Черниговской области на свадьбе моего приятеля. Была середина апреля. Дороги уже подсохли после затяжной зимы и мы прекрасно доехали до цели, с...