Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Умеренно континентальный туман

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2904
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

     Когда отяжелевший ночной воздух начинает превращаться в облако, прямо здесь, между частыми домами и редкими деревьями, город, поджав ноги, подвисает на неслышном трамвае из комковатого крахмала и становится по-детски очеловеченным. Неловко застать его в этом отсутствии, когда он есть лишь намек на себя, когда взмельчённая парящая влага, оказалось, имеет власть открыть в нем беспомощность и неопределенность. Мы могли бы подружиться, как те, кто догадались о собственной ненастоящести и объединились в несомненности этой догадки. Но туман не держится долго. Молодцеватые ветры, резкие и грубоватые, на правах наемных уборщиков, безразличных ко всему неповторимому, налетели, разметали в клочья нежный покров. И город, еще минуту назад забывшийся в текучести неплотной стихии, сейчас - раздетый и вытолкнутый на собственные улицы - стоит, ощерившись острыми углами, ломаными линиями, гвоздями заводских труб, попыхивающих рыжей отсталостью, и оглядывается, не увидел ли кто его недолгой слабости. Не успеваю отвести взгляд – древнее средство спастись не на своей территории - и мы, только что породненные туманом, снова становимся, если не врагами, то отчужденными до предела, бывшая частица бывшего целого.

     Замороченный технократическим блудом и мистикой закрытости, этот город так и остался не родившимся. Преобразующая сила рационального, которая была приложена к согнанной людской массе по образцу петровских решений, сработала здесь уродливо. От необозримой клавиатуры, предоставленной человеку для создания городов, оставлена была одна клавиша. Плодовитость монотонной «игры» на ней управлялась из далекого бюро погоды без внимания к местному климату. Круглогодичные потоки технических урожаев вывозились из сакрального пространства индустриального лона, отмежеванного колючими бордюрами с чугунными шишечками, и исчезали на неведомых ночных дорогах. А вокруг, в прямоугольных кварталах, конопатили щели, несли утварь в ячейку, убирали голландский домик хрущевского фасона, и, казалось, вот-вот произойдет жизнь. В дни праздничных гуляний, когда шевеления, крики и разукрашенность обретали значительность повестки, по прорехам, складкам, качающимся краям назначенного веселья становилось особенно заметно, что город, как тот очаг, нарисован на куске холста…

      Безветрие который день. Стекольщик без предупреждения вставил в рамы дорогое молочное стекло. Город канул, окончательно обозначив пустоту, разрыв во вселенской связности. Появившемуся на месте горделивых лесов – молчаливых переговорных земли с небом – ему предназначено было приумножить и изменить эту связность, открывая незнаемые в её действии измерения. С ощущением провала включается безудержный генератор объяснений, который работает, даже если я на дне апатии и депрессии. Он вытаскивает на свет одну за одной причины, схемы, понимания, накручивает сложности, находит влияния и ошибки, бросается к сходным примерам, отбрасывает, бесится от всего несходного, ибо несходное - всегда только о своём… И вдруг все это сворачивается в осознание собственной машинообразности, в вирус, переданный городом, вспышка которого повторяется с заложенной в нем механичностью, чтобы выпростать очередную конструкцию между мною и миром.

     В утреннем пробуждении есть миг, доля мига, доля доли мига, когда наблюдающий взгляд боковым зрением застает на месте, где привык видеть меня, присутствие иного - не существа, не субстанции - рассматриванию не подлежащего, но обнаруживаемого, скорее, по нарушению в плотности. Мгновенная турбулентность. След от прячущегося ребенка. Если бы можно было что-то сказать об этом состоянии, то я бы сказала, что это состояние не принятой формы, некой только что сотворенности, та открытость, которая есть не от того, что отменяется граница, но которая есть до всяких границ, открытость, не обладающая скоростью, способная быть здесь и одновременно не здесь, и именно так осуществляющая свою связность с другими открытостями. Их встреча это не приближение поверхностей, но наложение волн, рождающее интенсивность, которую жаждешь.

     Возврат в свои привычные телесные и психические одежды подолгу несет печать  этого промелька, настойчиво ведущего к мысли о вновь и вновь повторяющемся начале. Смогу ли шагнуть в эту неплотность, принадлежать и не принадлежать этим кожистым оболочкам, спрессованным подражаниям, стать живой, как туман, собираясь и рассеиваясь, и выйти, наконец, из мучающего своим несуществованием города?

На фотографии представлена работа Alberto Zamboni.

Привязка к тегам город-завод

Комментарии

No post has been created yet.