Пример

Prev Next
.
.

Александр Марков

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Добавлено : Дата: в разделе: Филология
"Америка" Гёте: с кем спорит великий поэт

Америка, о сколь прекрасней
Твой самый подлинный порядок,
Чем кабинеты минералов,
Дворцы, пришедшие в упадок.
И твоего полета
Не возмутит простор
Ненужная забота
Веков забытый спор.

Перевод Яна Каплинского из Сапфо: что в нем произошло

В новую книгу Яна Каплинского “Улыбка Вегенера” включен перевод из Сапфо (“Фрагмент 104”, на самом деле -- 104а):

Вечер, ты вернёшь всех, коих разогнал лучезарный рассвет,
Вернёшь ягнёнка, вернёшь козлёнка, вернёшь матери дочь.

Оригинальные строки приводит Деметрий в трактате о риторическом искусстве, объясняя, что такое анафора:

Ἔσπερε πάντα φέρων ὄσα φαίνολις ἐσκέδασ᾿ αὔως,
†φέρεις ὄιν, φέρεισ† αἶγα, φέρεις ἄπυ μάτερι παῖδα.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Об одной позитивной пародии на Пастернака

Георгий Голохвастов (1882--1963), глава Нью-Йоркского русского общества искусства и литературы, восхитился Пастернаком не напрямую, но посвятив “пастернаковский” сонет О.Н. Анстей, написавшей восторженную статью “Мысли о Пастернаке” в малотиражном мюнхенском журнале, экземпляр которого чудом дошел до Переделкина: 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Гомер. Илиада. Рапсодия первая.

Гнев, богиня, пропой сына Пелея Ахилла,

Тысяч десятки страданий Ахейцам учредивший,

многие славные души героев в Аид заключивший,

Их тела добычей птицам и псам положивший,

Так исполнялась воля Зевса, когда разругались

Славный Атрид вожатай мужей с божьим Ахиллом

Ссора их гневом была, и гнев воспевается ныне.

Кто из богов побудил их ревностно так сразиться?

Ангелы: Ходасевич, Набоков и континуум-гипотеза

Стихотворение Владимира Набокова "Крушение" (1925) -- тревожное и мучительное переживание боязни крушений. Если страх перед хождением в море на больших кораблях  известен со времён Од Горация, то страх перед крушением поезда необычен в истории поэзии; скорее, поездка по железной дороге воспринималась как мучительный однообразный ритм, как в "Трилистнике вагонном" И. Анненского. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Среди миров: опыт прочтения сюжета

Виктории Малкиной

Хрестоматийное романсовое стихотворение Иннокентия Анненского меньше всего обделено читательским вниманием, но сюжет его не вполне ясен: должны ли мы читать его как развернутый символ гармонизирующей любви или как некоторую эпизодическую историю со своей логикой.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Фармакопея святого Косьмы

Памяти Анри Волохонского

На картине Лоренцо Липпи, аллегорического живописца и ироикомического поэта, «Читающий святой» (1650) изображен явно врач, судя по полкам, на которых стоит раскрытая фармакопея с тремя ботаническими рисунками на двух страницах. Конечно, верхние полки в домах святых обычны в ренессансном искусстве как склад для книг, посуды и научных инструментов: этих снарядов неспешного созерцания, в блеске своего постоянно столь хорошо помогающих почувствовать и краткое внутреннее смятение героя. Но здесь явно медицинское руководство, требующее планомерных усилий, важнее своевременного созерцания: и потому святой -- это, скорее всего, святой Косьма -- врач-бессеребреник.

Манарага Владимира Сорокина как поэма

Сорокин Вл. Манарага. М.: Corpus, 2017

Новый роман Вл. Сорокина роман лишь в самом общем смысле: груда всевозможных жанровых форм, разоблачающая условность самих этих форм, а значит, и условность читательского опыта. Но ось романа -- фантазийная поэма, неожиданное обращение к друзьям Армид, Эрминий, Анжелик и Людмил.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Кленовский и Мантенья

Одно из стихотворений Дмитрия Кленовского, выпускника Царскосельского Лицея и одного из самых преданных последователей Иннокентия Анненского, начинается:

Не сейчас! — в Христово Воскресенье,

Под адриатический прибой,

В померанцевых садах Мантеньи

Было бы нам встретиться с тобой!

На первый взгляд, путаница образов времени, образов пространства, причин и целей. Почему апофеоз любви в Италии -- легко представить, но почему на Пасху? Что мешает нынешней встрече, и почему именно образность Мантеньи является лучшим залогом встречи, чем поэтический слог и поэтическое желание?

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Черный куст: рябина или шиповник?

Черный куст в сонете Анненского “Конец осенней сказки”

Да из черного куста
Там и сям сочатся грозди
И краснеют... точно гвозди
После снятого Христа.

-- соблазнительно понять как куст рябины: темная кора дерева, ягоды, которые кажутся тем краснее, чем глубже утро, и чем ближе зима, обостряющая чувство ягодного цвета.

Привязка к тегам Анненский роза символизм

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Г (4)

1

(1003а) Есть наука, которая обозревает существующее в его существовании и всё самостоятельно в нём проявляющееся. Такая наука – ни одна из зовущихся так частных наук. Ведь ни одна из других наук не обозревает всеобщее существование существующего; но такие науки, отрезав какую-то часть, в ней осматривают свойства: скажем, точные науки. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга А (1)

1

(980а) Все люди от природы охотники до знания. Примета этого – чувственное восхищение: без всякой пользы люди любят чувствовать ради чувства, особенно смотреть. Мы не только в работе, но и когда не собираемся работать, предпочитаем смотреть, а не что-то другое делать. Среди всех чувств лучше всего зрение помогает познанию, показывая нам все возможные различия вещей. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга В (3), 1--2

1

(995а) Возвращаясь к искомой науке, прежде всего приглядимся, что нас больше всего ставит в тупик. Это то, что разные философы делают совсем разные предположения об одних и тех же вещах, и то, что важные вещи все философы проглядели. 

Если мы хотим выйти на широкую дорогу, нужно научиться правильно выходить из тупиков. Мы пойдем прямо, если разберемся с тем, чего не понимаем. Но нельзя распутать то, чего не знаем. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Линейное и живописное глазами самого феномена

Главная философская трудность теории Генриха Вёльфлина (1864 - 1945) была в том, что коренное противопоставление «линейного» и «живописного» в конце оказывалось противопоставлением вещи данной и вещи явленной. Линии сурово натыкались на саму реальность вещи, и даже их геометрическая условность постоянно предавала себя под нажимом карандаша художника.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга N (14), 1--4

1

О такой сущности мы уже много сказали. Но все философы придумывают противоположные начала  в физическом мире, и по этому образцу в мире неподвижных сущностей. Но если неприемлемо, чтобы что-то предшествовало началу вообще всего, то невозможно, чтобы такое начало служило началом, не будучи само началом. Это всё равно что сказать, что белый цвет – принцип только для белого цвета, тогда как белое может существовать только как признак другого подлежащего, и это подлежащее первично. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Ностальгия с открытыми глазами

А вокруг скалы Умбрии, покрытые лишаями леса,
как на картинах Пьеро делла Франческа.

-- писал Борис Филиппов в поэме “Итальянское лето: мимолетности”, навеянной в 1968 г. поездкой в Ассизи.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга М (13), 4--7

4

О математических вещах, что они существуют и в каком смысле существуют, в каком смысле первичны, а в каком – нет, мы много сказали. А об идеях, сперва следует осмотреть положение об идеях, не сближая их с природой чисел, но как их изначально предполагали те, кто первые стали говорить об идеях. 

Положение об идеях возникло у говоривших о них благодаря тому, что они послушались как истинных формулировок Гераклита, что все чувственные вещи вечно текучи, и значит, если знание и понимание имеют свой предмет, то должны быть какие-то другие сущности кроме чувственных, устойчивые: о текучем знанию не быть. 

Тайна звездной бахромы: об одном стихотворении Мэри Визи

Поцелуешь горестные веки,
скажешь, „дорогая, улыбнись!”
в час, когда засеребрятся реки
и подернется туманом высь.

В далеко ушедшем кватроченто
так писали небо мастера:
облака развившаяся лента,
звездная кайма из серебра.

Что же делать, если счастье зыбко,
и последний луч дневной зачах,—
если неразгадана улыбка
у мадонны Лизы на губах?

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Ι (10), 8--12

8

Так как о простом сущем говорят во многих переносных смыслах, в то числе как о существующем свойстве, то сперва начнем с существования свойств. Что ни одна из наук нашего предания не трактует свойства, очевидно. Строительство не смотрит на обстоятельства пользования домом, скажем, будет ли жителям грустно или весело. Также и наука ткача, наука башмачника, наука повара, каждое по себе смотрит на относящееся к ее ведению, что и есть собственная ее цель. 

Аристотель. Метафизика. Книга I (10), 6--7; Книга М (13), 1--2

Из книги I (10)

6

Близко к описанному и изречение Протагора, который говорил, что человек есть мера всех вещей. Он сказал лишь, что несомненно только то, что в людском мнении. Но если так, то одно и то же есть и не есть, плохо – это хорошо, и противоположные высказывания совпадают. Ведь часто одному одно представляется правильным, другое другому, и тогда что каждому представилось – то и мера. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 6--10

6

Так как три существования, из которых два природных и одно неподвижное, о последнем нужно сказать, что неподвижное существование не может не быть вечным. Ведь существования стоят во главе всего существующего, и если все они подвергутся разрушению, то будет разрушено всё. Но нельзя породить или разрушить движение, оно было всегда, или время. Ведь чтобы сказать «раньше» или «позже» и требуется время. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга 11 (К), 1--4

1

(1059а) Что мудрость, в общем – наука о началах, очевидно из сказанного в начале, когда мы застревали в сказанном другими о началах. Но сейчас мы застреваем на другом вопросе: одна предполагается наука мудрость или много? 

Если одна наука, то любая наука всегда изучает противоположности, а начала не могут быть противоположными. А если много наук, то какие это науки? 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Игра в шахматы: Марциал и Элиот

«Игра в шахматы», раздел «Бесплодной земли» Элиота, казалось бы, прекрасно исследованный текст. При этом не указывается один возможный источник: первая эпиграмма второй книги Марциала. В этой вводной эпиграмме Марциал больше всего размышляет о самой материи своего сочинительства: почему небольшая книга эпиграмм предпочтительнее серьезной книги. Она экономит писчий материал (charta), она освобождает время переписчиков для работы над менее досужими (nec… nugis) сочинениями, читатель не отбросит ее с ненавистью. Наконец, она не прервет естественное течение пира:

te conuiua leget mixto quincunce, sed ante 

incipiat positus quam tepuisse calix

Привязка к тегам поэзия

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика Z 14--17

14

Очевидно из сказанного, что получается у тех, кто говорит, что идеи – отдельные сущности, и одновременно придумывает, что вид состоит из рода и отличительных особенностей. Ведь если «идеи» есть, и «живое существо» и в человеке и в лошади, то либо это одно «живое существо», либо всякий раз разное. Если исходить из формулы, то одно, потому что мы говорим о разных вещах, но всякий раз говорим одно: «живое существо». А также если есть «человек сам по себе», как определяемое отдельно, то необходимо, чтобы его составные части, как «живое существо» и «двуногое» тоже имели бы свое значение и имели бы обособленное существование. И то же самое нужно сказать о «живом существе». 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 1--5

1

Мы обозреваем существование: ведь мы посягаем на начала и причины существований. И если «всё» -- это нечто целое, то существование – первичная часть целого. А если «всё» -- это последовательность, то всё равно сначала существование, потом качество, а потом только количество. Что не существование, то и не существует как таковое, но выступает как качество или движение. Если мы определим что-то как «не белое», «не прямое», то мы просто признаем, что существует что-то не белое. 

Ничего кроме существования не существует самостоятельно. В пользу этого свидетельствует и проделанная древними работа: они отыскивали начала, элементы и причины.