Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Смокинг

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1127
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

   «Человек — это то, во что он верит». – Эти слова я услышал от старика, о котором хочу рассказать. Позднее я узнал, что это афоризм Чехова. Можно было бы эпиграфом поставить к этой истории. Можно…

   Почему именно сейчас я хочу поведать вам об этой встрече? Наверное, время пришло. Но должен оговориться сразу – пересказать то, что я услышал тогда, двадцать пять лет назад, мне будет сложно, поэтому повествование моё будет схематично. Для полноты впечатлений нужны оттенки эмоций того, от которого я услышал этот рассказ. Его скупые интонации. Его замороженный взгляд, уходящий в далёкое прошлое и рассматривающий это прошлое не как что-то невозвратное, но как перманентное состояние человека, людей. Вряд ли я смогу всё это передать.    

   В начале 90-х я был вовлечен в симпатичную контрабандную схему. У моего дяди, Константина Григорьевича, была сорокатонная фура и мы... Впрочем, дальнейшие уточнения не важны.

   Брал дядя меня с собой в поездки в качестве попутчика, чтобы не было скучно в дороге. Так же, чтобы не было скучно, мы иногда подбирали на трассе людей, тех которые казались нам интересными.

   Дорога, трасса, это был тот особый мир, который состоял из крайне разношёрстной публики. Мы встречали бандитов, мошенников, проституток, водителей, туристов, хиппи и прочих экзотических неформалов. Весь этот контент попадался нам регулярно и, надо сказать, почти ничем примечательным не запомнился. У каждой социальной группы были примерно одинаковые судьбы, каждый человек вел себя стереотипно и что от него ждать было легко распознать по его внешности. Примечательно, что каждый при этом подавал свою историю жизни как оригинальную, непохожую на другие. Запомнились лишь некоторые попутчики, которых мы подбирали. Расскажу, пожалуй, о самом интересном из них. 

   Это был старик, довольно крепкий, сухой и уверенный в себе. Мы встретили его на окраине местечка Татарбунары, это в Одесской области. Он поднял руку. Мы остановились. Старик бодро забрался в кабину и, неразборчиво представившись, попросил разрешения закурить. Все закурили. Константин Григорьевич спросил его –  куда он едет и тот назвал поселок, расположенный по трассе. Я посмотрел на старика внимательней.

   Лицо его было угрюмо сосредоточено на какой-то мысли, он целеустремленно вглядывался в дорогу, взгляд прикрывали очки в роговой оправе. На нём был стёганный военный ватник. Аккуратно выглаженные чёрные брюки были заправлены в заляпанные грязью кирзовые сапоги. Курил он в кулак, выпуская дым через ноздри. Казалось, старик совсем не обращает внимания на нас. Но, тем не менее, он первый заговорил:

- Вы откуда, хлопцы?

   Мы назвали Чернигов. Старик безразлично повторил название города. И ответил:

- Никогда там не был.

- Ну и не беда – ответил Константин Григорьевич.

- Кому как – усмехнулся старик – древний город. Любопытно было бы взглянуть.

- Какой там древний – усмехнулся в свою очередь дядька – от древности несколько церквей осталось после войны.

- Я слышал больше…Война, война – проговорил старик и расстегнул ватник. Тут мы всерьёз удивились, так как под ватником на старике был смокинг с положенной к нему белоснежной рубашкой и чёрной бабочкой. Удивление наше было столь явное, что наш попутчик поспешил объясниться.

- Это я из Германии в 45-м вывез. А сейчас на свадьбу еду, к родственникам.

- Для сельской свадьбы наряд не самый подходящий – заметил я.

- Они привыкли – усмехнулся старик – пожалуй, еще бы обиделись, если бы явился не в нём. – Он оценивающе посмотрел на нас и продолжил. – Смокинг исторический. Я его снял с начальника концлагеря. Я ведь в концлагере сидел в войну. И посадили меня не как военнопленного, а за воровство. Я остарбайтером был, из угнанных. – Старик на секунду замолк и, оценив наше внимательное молчание, продолжил:

- Наш начальник лагеря до войны в Вене на философа учился и в хорошей компании, надо сказать учился. Ну, в лагере понятно какая компания – мясники да бедолаги, что те, что эти – скотинка серая. Но этот «сверхчеловек» нашел, чем себя развлечь и там. – Глаза старика прищурились. Казалось, он куда-то всматривался. Пытался кого-то разглядеть и не мог, но к этому кому-то он и обращался. –  Время от времени начальник приближал одного из заключённых к себе. Кормил его со своего стола выдавал мыло, более надёжную обувь и робу, вёл с ним разговоры, он знал несколько языков, в том числе и русский, но при этом он не отделял этого человека от остальных заключённых. И знаете, что получалось? – лицо старика искривила жёсткая, циничная усмешка. – Все остальные постепенно переставали опознавать товарища как своего. Сначала молчание, потом ругань, после побои. Тот тянулся за защитой к хозяину, к начальнику лагеря и иногда получал её, но всё равно, через какое-то время этого прикормыша убивали. Убийц иногда искали, иногда нет. Иногда вешали, иногда прощали. И это было тоже неспроста. Но ведь и это не всё. – Продолжил старик после короткой паузы – Самое главное, на место убитого всегда находился доброволец. Всегда и скоро. Представляете? Я думаю, их тянул из лагеря к этому пауку инстинкт самосохранения. И этот парадокс забавляет меня до сих пор. Долго ли уговорить себя бежать из барака хоть таким образом.

- Забавляет? – спросил Константин Григорьевич.

- Слова… слова – пробормотал старик. – Я не мог понять тогда и не могу понять сейчас, что происходило с людьми… почему так… я даже на философский поступил после войны, как он.

- А вы тоже… – спросил я.

- Я? Нет – перебил меня старик. – Я совсем молодой был, дурак. Он выбирал людей интересных. Да, разные были. – Старик замолк, но ненадолго, что-то обдумав про себя, он продолжил. – Этот смокинг – его смокинг. Он всегда выходил к столу в нем, когда к нему приводили новенького. И по праздникам одевал. Он не успел бежать. Его свои же заперли, чтобы сдать. Он повесился у себя в комнате, ночью, я видел, как он это сделал. Тогда я и снял с него это. – Старик замолчал. 

 

- А вам не страшно его носить? – спросил я.

- Не могу понять – страшно или нет – ответил старик, пожав плечами. – Иногда жутко, иногда весело, как сейчас. Я его нечасто надеваю. А вы знаете, что кроме меня и вас никто не знает эту историю? И вообще не знают историю. Те же персонажи, те же повадки и те же инстинкты… те же эксперименты – подумав, добавил он.

   Через несколько минут старик вышел. Мы, молча, поехали дальше. До конца пути мы больше никого не подобрали.    

 

 8.02.2017 Буча

 

Привязка к тегам рассказ

Комментарии

Зуб классика
- Куда пошли? Нет, только не в этот клюб? Там менеджеры, да и все столики, наверное уже засижены стрёмной публикой.   Заведение находилось в самом центре Киева, на Рейтарской улице и представлял...
Туннель
   Протиснувшись в вагон метро, просочившись в свободный угол, журналист Троекуров  развернул только что купленную газету и тут же почувствовал себя плохо.     ...
Селедка
   Стандартная кухня в городской квартире. Плита, мойка, несколько табуреток расставлены впритык к столу. В углу сытой утробой урчит холодильник.    Дверь на балкон открыта, хотя...
Бедный старик
Бедный старик, он, всякий раз принимает меня за сиделку. Вот и сегодня – взглянул строго, приложил ладонь к уху и стал «звонить» сыну. - Алё! Гошка? А у меня тут сиделка. Хорошая. Это ты прислал? Ну,...
Колдун
   Часы пробили полночь, когда Жупан Григорий Степанович понял, что он колдун, а не Заслуженный Артист Украины. Он откупорил очередную бутылку тутовой водки, отпил из горлышка треть и тревож...
Еврейский мальчик
– "Что делать?" – спросил нетерпеливый петербургский юноша. – Как что делать: если это лето – чистить ягоды и варить варенье; если зима – пить с этим вареньем чай. В. Розанов   Сегодня к нам в...
Чёрный квадрат Времени (к дню рождения К. Малевича)
    Я никогда не считал «Черный квадрат» Малевича живописью в полном смысле этого слова. Когда о «Квадрате» говорили, что это манифест, трибуна, генератор идей, я соглашался. Но и хулите...
Верующие
Два дня до Воскресения.    Суета сует.      Суетится город Киев как библейская Марфа.    Хозяйки обмениваются рецептами куличей, извлечёнными из недр Интер...
Back in the U.S.S.R
Лето. 90-егоды. Небольшой провинциальный город. Компания молодых людей, в том числе и я, собралась по «великому» поводу. Кто-то привёз из Москвы запись самого нового альбома… далее я спокойно ссылаюсь...
Шептуха (Современные ведьмы Украины)
Весной этого года я побывал в небольшом местечке Седнев Черниговской области на свадьбе моего приятеля. Была середина апреля. Дороги уже подсохли после затяжной зимы и мы прекрасно доехали до цели, с...